ТАТЬЯНА ЩЕРБАКОВА: «МОИХ ИДЕЙ ХВАТИТ НА ВСЕХ!»

Фотохудожник Татьяна Щербакова создает удивительные портреты, похожие на старинные картины. Каждая работа – словно кусочек истории. Кажется, что персонаж застыл на мгновение, но сейчас оно пролетит – и картина оживет, история продолжится. На фотографиях читается характер человека, и существует некая интрига, которая удерживает внимание, вызывая желание вглядеться в детали. Специально для читателей «TV-Парка» Татьяна рассказала, как ей удается создавать эти потрясающие произведения.

— Как давно Вы увлекаетесь фотографией? Где-то обучались?

— Фотографией увлекаюсь с сентября 2017 года. Тогда я со своим молодым человеком, который уже более 20 лет снимает документальные фильмы, посетила Лофотенские острова (Норвегия). Мой партнер должен был подготовить там съемку. А чтобы я не скучала, дал мне фотокамеру. Я тогда совершенно не умела пользоваться профессиональной камерой и, поставив ее в режим полного автомата, начала фотографировать. То ли подействовала сказочная красота Лофотена, то ли близость любимого человека, то ли проявилась моя генетическая любовь к фотографии (у моего отца было хобби — фотографировать), но так или иначе я влюбилась в этот увлекательный процесс и уже не расставалась с фотокамерой. После возвращения домой я купила две фотокамеры Nikon D750 с объективами 24-70 и 70-200 и тут же записалась на курс в Киевскую школу фотографии (КШФ). Прекрасная школа, основателем которой является замечательный фотограф и педагог – Константин Сова. Я очень благодарна этой школе не только за знания, но и за особую домашнюю атмосферу. Далее я брала уроки у уникального портретиста Александра Ктиторчука и Сергея Сараханова, которого считаю одним из самых лучших фотографов не только в Украине, но и за рубежом. Также брала мастер-классы в Голландии по курсу «фотокартина».

— Сюжеты для фотопортретов придумываете самостоятельно или основываетесь на работах известных живописцев?

— Для того чтобы снимать в технике «фотокартина», нужно не только знать нюансы съемки и постобработки, но и понимать, а также чувствовать стиль и технику изобразительного искусства. Для этого важно не просто посещать выставки или рассматривать издания с произведениями известных художников, важно внимательно изучать нюансы написания картины. Конечно, детально исследуя понравившиеся мне картины, я черпаю идеи во многом оттуда. Также много идей возникает после просмотра некоторых фильмов, героев которых хочется изобразить на фото. Но я не сторонник копирования. Поэтому зачастую беру какой-либо интересующий меня образ и провожу съемку, исходя из своего видения этого образа.

— Где берете костюмы?

— Все костюмы, которые я использую для съемок, изготавливают по моим эскизам, референсам профессиональные мастера. Платья, корсеты, воротники и другие

аксессуары шьют Алла Сазонова и Елена Бо. Головные уборы — Леся Патока, основатель студии по производству необычных головных уборов «Nagolovy». Украшения, которые я иногда тоже использую, делает Регина Вербицкая, историческую обувь шьет Ирина Литвинская. Парики изготавливает Екатерина Малярчук — гример театра и кино, мастер по прическам и спецэффектам. Я сначала пыталась найти одежду напрокат. Искала на киностудии Довженко и Film.ua, но не нашла ничего подходящего ни по качеству, ни по стилю.

— А кто делает макияж и укладку?

— У меня прекрасная команда профессионалов! Я безумно счастлива, что нашла таких талантливых людей. Макияж и укладку для моих моделей делают Яна Кальницкая, Галина Лозинская и Екатерина Малярчук.

— Сколько времени занимает создание одного образа?

— Каждый образ уникален для меня, и время на создание разное. Это зависит от многих вещей: как быстро я найду нужную мне ткань для одежды, как быстро мои мастера смогут пошить нужный мне костюм или аксессуар, как быстро я смогу найти модель, подходящую под тот или иной образ и т.д. В среднем с момента возникновения идеи и воплощения ее в реальность проходит от 3 до 5 недель. Я очень нетерпеливый человек и не люблю откладывать свои задумки на потом. Стараюсь все делать «по горячему».

— С каким портретом связана самая интересная история?

— С каждым образом связана определенная история. Например, моим любимым портретом, пожалуй, остается портрет девушки, одетой в смокинг и стоящей по грудь в озере. Август, озеро Вайсензее (Австрия), жара, много отдыхающих на пляже. Моя дочь, Устименко Анастасия, актриса театра и кино, одетая в смокинг, заходит в озеро по грудь, вслед за ней я с фотокамерой, но уже без смокинга (смеется). И начинается процесс съемки. Много зрителей мы тогда собрали! Были и неприятные истории. Для съемки образа Марии-Антуанетты я нашла идеально подходящее место — особняк Графини Уваровой на улице Липская, 16. Договорилась о стоимости аренды зала и времени проведении съемки с администратором. Договорилась об аренде и доставке профессионального света. Но за один день до съемки мне позвонили и сказали, что съемку у них проводить нельзя! Вы представьте, все уже было готово: платье, обувь, парик пошит и мною оплачен, модель и гримеры готовы, все технические вопросы оговорены. И тут нужно все отменять! Я не люблю менять свои планы. Поэтому тут же арендовала студию. Кконечно, это не особняк Уваровой, но все же. Заказала антикварную мебель в аренду для создания нужной обстановки и провела съемку в запланированный мною день.

— Вы когда-нибудь задумывались, в каком образе можно было бы запечатлеть кого-либо из известных личностей?

— Моих идей хватит на всех известных личностей!

— С кем комфортнее работать — с мужчинами, женщинами, детьми? Может, с животными?

— Это зависит прежде всего от того, насколько фотографу и модели удастся найти контакт друг с другом. Иногда профессиональные актеры бывают очень зажатыми на съемке. Ведь хороший актер не всегда является хорошей моделью и наоборот. А иногда приходит человек, не имеющий никакого отношения к актерству или модельному бизнесу, а позирует так легко и естественно, что диву даешься. Детей я мало фотографировала. Дети — это особенная аудитория. Нужно обладать умением общения с ними и терпением, которого мне не хватает. Животных иногда использую для съемок. Но довольно редкою. Например, для съемки короля викингов – Харальда Сурового — я брала коня.

— В любом портрете самое важное – взгляд человека. Он должен быть живым, в нем должна угадываться история. Как Вы оживляете своих моделей?

— Мои модели все живые и свежие (смеется). Для своих проектов я стараюсь приглашать профессиональных актеров и моделей, которые привыкли к камере и знают, как войти в образ. Общение фотографа с моделью во время съемки — самое важное для снятия напряжения.

— Автопортреты когда-нибудь делали?

— Автопортреты пока не довелось делать.

— А какой образ Вам ближе?

— На протяжении всей моей школьной жизни в Кловском лицее №77 показывали различные спектакли. В том числе спектакли о декабристах, в которых я, будучи уже ученицей старших классов, принимала непосредственное участие. Моя любимая роль — княгиня Мария Николаевна Волконская. Эта любовь к 18-19 векам заложена у меня с детства не только школой и непосредственно основательницей и руководительницей нашего школьного исторического кружка – Петровской Светланой Васильевной, но и моими родителями, которые воспитывали меня на книгах Пушкина, Лермонтова, Тургенева и т.д. Также я с детства мечтала стать актрисой, но увы, в театральный так и не поступила. Поэтому все те образы, которые хотела бы сыграть сама, отображаю в своих работах. Интересно побывать в разных образах. Кардинально разных, таких, как Лара Крофт и Татьяна Ларина.

Наталья КРЯЖ

Портрет Татьяны Щербаковой — фото Сергея САРАХАНОВА