ПАВЕЛ ВИШНЯКОВ ИНВЕСТИРОВАЛ В «ЖЕНСКИЙ ДОКТОР»?

4 января на телеканале «Украина» стартует продолжение сериала «Женский доктор», снятого FILM.UA. Зрителей в пятом сезоне медицинской драмы ждет знакомство с новым героем – инвестором Игорем Гордеевым, которого сыграл актер Павел Вишняков. Как распоряжается собственным бюджетом, за что его любят дети, и о хобби, в которых находит свою отдушину, актер рассказал в эксклюзивном интервью.

— Игорь Гордеев, Ваш персонаж в сериале, производит впечатление солидного и стильного бизнесмена. Как сами можете его охарактеризовать?

— В начале он действительно производит впечатление солидный и даже сурового бизнесмена. Но с развитием истории, становится понятно, что ему скучно жить. Клиника для него своего рода игрушка, которая его раздражает, но он себе дал слово, что победит ее. У Гордеева все было прекрасно, и он и решил инвестировать во что-то, что способно его отвлечь. А еще благодаря этой клинике он решает какие-то свои душевные и семейные проблемы. Здесь больше человечности, жизненных ситуаций, нежели просто бизнес, суровость и прочие качества.

— Каковы его отношения с другими сотрудниками клиники?

— Гордеев всеми недоволен, его все раздражают, и он со всеми ругаюсь. Этот сезон очень динамичный. Каждая серия – это новое глобальное событие. И даже я иногда не успеваю проследить за своим персонажем. Он часто меняется в своих внутренних подтекстах.

— Ваш персонаж инвестор. Во что инвестируете Вы?

— В основном в себя. Мне очень часто задают вопрос мои друзья: «Зачем ты тратишь вот туда и туда столько денег? Оно окупится?». «Да», — отвечаю я, -«окупится». Сейчас я не расставил приоритеты: либо бизнес, либо недвижимость. В то, что мне больше дает возможности чувствовать себя более расслабленным без работы.

— Смена на съемочной площадке может длиться до 12 часов. Как приходите в себя после напряженного дня?

— Если я очень уставший и выжат энергетически, я старюсь уехать на родину. Я там вырос и мне эта земля дает силы. Если мне очень быстро нужно получить энергию, спокойствие, то либо я уезжаю на рыбалку, либо на природу, или закрываюсь в квартире на день-два, на сколько у меня есть возможность, и нахожусь в одиночестве. Могу есть, читать, спать. Главное, чтобы я был один.

— Кроме рыбалки, Вас увлекает еще выращивание цветов и овощей. Расскажите об этом хобби?

— Да, мне нравится это занятие, хотя раз попытались возмущаться соседи. Я люблю цветы. У меня их много. Я из деревни, мне нравится ковыряться в земле. В доме, где я снимал квартиру у меня был выход на крышу, где я поставил горшки с цветами, что и вызвало негодование соседей. Арендодатель рассказал удивительную историю прежних жильцов, которые устраивали на крыше вечеринки, и это многие не нравилось. Соседи побоялись из-за того, что я все обсадил зеленью, цветами, что эта история повторится. Но я заверил, что все будет в порядке, и жалоб больше не поступало.

— В одном из интервью Вы отметили, что вышиваете бисером. Как это занятие пришло в вашу жизнь?

— У меня было очень тяжелое психическое состояние. Психолог посоветовала не общаться с определенными людьми и все наладится. Когда я приехал в Киев, у своей знакомой увидел вышитую бисером картину. Я должен был около полгода провести дома. И тогда пошел в магазин, чтобы купить себе какую-то вышивку. Увидел красивый бисер и не смог устоять перед его красотой. Таким образом это появилось в моей жизни.

— Каким было первое ваше полотно?

— Первой была икона. Я ее вышел и подарил маме на день рождения. В вышивке есть своя специфика, например, самое сложное – это белая канва. Там нужно вышивать лики. Это очень непросто. Нужно высчитывать каждую клеточку. С одной ошибся и все. Сейчас работаю над еще одним полотном, но из-за нехватки времен не могу закончить.

— Как-то в соцсети Вы написали, что дети любят Вас. Как это проявляется?

— У меня есть племянница. Правда ей уже 24 года. Но она росла на моих глазах. К тому же, играя в театре, у меня было много детских спектаклей, и дети просто обожали меня. Я вел детскую передачу в Беларуси. И дети обожали меня. Куда бы я ни приходил, дети обожали меня. Я не могу сказать, что я очень сентиментален на их счет, но мы отлично находим общи язык, хотя я могу быть с ними строг.

— На съемочной площадке существуют приметы. Например, те, кто работает над съемками «Женского доктора», вскоре обзаводятся действительно детьми. Как Вы относитесь к таким суевериям?

— Все может быть. В начале моей съемок на протяжении нескольких недель у меня многие знакомые рожали, беременели, говорили о детях. И меня это начало настораживать. Мне все стали говорить: «Лови знаки».

— У Вас есть актерские табу?

— У меня не было такого, чтобы я сказала категорическое «нет». Если я к чему-то буду относиться серьезно и говорить: «Боже, все это случится в кадре и так будет в жизни», то оно так и произойдет. Все работает.

— В кадре и жизни Вы демонстрируете отличную физическую фору. Как Вам удалось в карантин не набрать лишнего?

— В первую очередь, не есть слишком много. Во вторую очередь, когда у тебя есть какой-то корсет, сделанный годами, то даже набирав вес в середине карантина, мне хватило 3-4 недель, чтобы хоть вернуть форму. За 3-4 недели усиленных тренировок я сбросил лишнюю жировую прослойку и вернул рельефность.

— Сколько проводите времени в спортзале?

— Когда у меня есть свободное время, я хожу каждый день.

— Как у Вас с самодисциплиной?

— Я скорее обязательный. Например, я один в зале заниматься не могу. Мне очень тяжело. Но когда я знаю, что меня ждет тренер, я хочу-не хочу, даже уставший, я туда приду. Были случаи, я приходил и говорил: «Меня нет», идем пить кофе». Но я должен прийти, потому что я пообещал. Мы можем посидеть с тренером, выпить кофе и поговорить о жизни.

— Человек слова, получается. Как думаете, эта черта роднит Вас с Гордеевым?

— В бизнесе нужно быть хитрее, а я не хитрый человек. Это мешает быть бизнесменом, но не мешает быть хорошим человеком. Самое большое оскорбление, которое я в своей жизни слышал, это когда мои педагоги сказали моей маме, что у меня есть большой минус, с которым трудно в актерской профессии. И когда мама уже предположила все что только можно, ей сказали: «Он очень добрый».