МАРИЯ ПАШКУРОВА-ПЕТРЕНКО: МЕНЯ НЕ ПУГАЮТ НИ СИНЯКИ, НИ УШИБЫ, НИ ДРАКИ, НИ СТРЕЛЬБА

12 апреля в 20:20 на телеканале 2+2 – премьера юбилейного сезона детектива «Опер по вызову» про расследования Департамента криминальной разведки, спецагенты которого работают под прикрытием.

Главная интрига пятого сезона – кто сыграет главную женскую роль – наконец-то раскрыта. Роль девушки со сложным характером и непростой профессией, которая изменит жизнь отдела, досталась днепровской актрисе театра и кино Марии Пашкуровой-Петренко. О проекте, экшен-сценах и курьезах на театральной сцене, актриса рассказала в интервью для «TV-Парка».

— Мария, вы сразу согласились участвовать в проекте или были сомнения?

— Я, честно говоря, немного побаиваюсь многосерийных проектов. Читая сценарий, чаще всего замечаешь, что сюжет высасывается из пальца и длится только ради того, чтобы длиться. А это сразу же говорит о его качестве. Сценарий «Опера» не был Санта Барбарой и был хорошо написан – с юмором, интригой, и даже романтикой. (улыбается) Еще очень подкупило, что предлагают сыграть новый для меня типаж. Я подумала, что для меня это будет однозначно интересно и полезно.
Были сомнения только в связи со временем – смогу ли я совместить свою плотную занятость в театре со съемками. Но театр, мой агент и продюсеры помогли мне составить график, при котором я все успела.

— В предыдущих сезонах «Опера» было много зрелищных сцен. Вам во время съемок приходилось участвовать в экшене? Были поблажки, как единственной девушке на площадке?

— В каких-то экшн-сценах участвовала: из оружия стреляла, не слишком сложные драки тоже были. Скажу честно, специально не готовилась и поблажек особых не просила. Не могу сказать, что я прямо суперподготовленная актриса для экшенов, но в целом своим телом занимаюсь регулярно. У нас в театре с этим строго – йога, хореография, силовые тренировки, тренинги. Меня в новом деле спасает то, что трудностей я не боюсь, и даже в какой-то мере люблю. Я не неженка.
Меня не пугают ни синяки, ни ушибы, ни драки, ни стрельба.

— А что Вас может напугать на площадке?

— Легкомысленное отношение и дилетантизм. Поэтому я стараюсь дружить с каскадерами и пиротехниками. Делать все по инструкции, как говорится. (улыбается) Мне важно, чтобы жертвы ради искусства были обдуманы.

— Один из главных актеров «Опера» Саша Пожарский, как и Вы, родом из Днепра. До этого на проектах пересекались?

— Да, мы с Сашей познакомились до «Опера» на проекте Ахтема Сейтаблаева «Доброволец». Совместных сцен было немного, поэтому на пересекались редко и по-настоящему близко нам удалось пообщаться именно во время съемок «Опера». Сашей Пожарским я искренне восхищаюсь. Его работоспособностью, желанием продумать, отточить роль до мелочей. Он не терпит компромиссов в работе. Мне очень импонируют такие люди. Я стараюсь у них учиться.

— Такие знакомства на площадке помогают?

— Честно говоря, с каждым новым киноопытом лично для меня перестает быть важным на площадке, насколько я хорошо знаю партнера. Важен уровень профессионализма, актерских амбиций, умение работать в команде на одно общее дело. Если этим актер обладает – это счастье, и с ним работается легко, вне зависимости от того, были ли мы раньше знакомы или нет.

— Вы 16 лет служите в днепровском театре «Верим». В отличие от съемок, где есть дубли, на сцене нет права на ошибку. Часто случаются форс-мажоры?

— Да, театральная сцена – это определенный вызов для актера. Это или стопроцентное попадание, или промах. Форс-мажоры со мной лично случаются, но не часто. В основном это происходит, если я вхожу в уже сыгранный спектакль или если меняется мой близкий партнер. Зрители обычно это даже не замечают – партнеры выручают. Но обычно после первых спектаклей я уже крепко цепляюсь за актерский рисунок. Недавно был смешной случай в спектакле, который идет уже четыре года. Вышла на свою сцену, у меня текст (я перебиваю партера): «Ладно, Владек! Ты уж лучше танцуй!». А я поворачиваюсь к партнеру и вместо текста в голове – белый лист! Думаю, а как по спектаклю тебя вообще зовут?! «Ладно…», – говорю, делаю паузу. Смотрю ему пристально в глаза, стараясь вспомнить, и добавляю «Давай танцевать!». (смеется)

— Учитывая Вашу занятость в театре, репетиции, съемки в кино, хватает ли у Вас времени на себя?

— Времени на себя чрезвычайно мало. Катастрофически. Но, честно говоря, я не стремлюсь сейчас как-то кардинально менять ситуацию. Пока вся работа, которая у меня есть (и слава Богу, что она есть) доставляет мне радость. Да, она забирает у меня много времени, да, мои родные (в частности моя дочка, моя мама, в меньшей степени муж из-за совместной работы) в каком-то смысле жертвуют собой ради меня тем, что часто берут на себя мои обязанности, и меня видят реже, чем хотелось.
Но зная это, я стараюсь им компенсировать свое отсутствие, отблагодарить их за терпение и любовь – подарками, яркими необычными выходными, когда они случаются, путешествиями, какими-то особенными семейными ритуалами. Я разрешаю себе сейчас работать в таком ритме, потому что догадываюсь, что так будет не всегда.

— Как отдыхаете – спорт, экстрим или книги, сериалы?

— Конечно, я люблю отдыхать, путешествовать, люблю смотреть хорошее кино, хорошие спектакли, люблю ходить с мужем и дочкой в бассейн, играть семьей в настольные игры, читать дочке длинные детские романы, люблю наводить уют и порядок в своей квартире. Это все меня очень наполняет. Но на самом деле, для себя мне нужно не так много, как кажется – вкусный кофе на овсяном молоке, хорошая книга, и если получится, семи-восьмичасовой сон. Все остальное, к счастью, мне удается добирать для себя на любимой работе.