Максим Девизоров: «Хочется совершенствоваться и создать настоящего мерзавца»

Этой осенью актер Максим Девизоров просто заполонил эфир Нового канала. Сначала он сыграл одну из главных ролей в молодежном детективе «Первые ласточки», а потом вернулся на экраны в детективном сериале «Новенька». Оба раза Макс сыграл плохих мальчиков Дениса и Влада, которых так полюбили девочки. Каково играть бэд боев, будет ли второй сезон «Первых ласточек», и какие неприличные предложения поступают актеру в Instagram? Узнай в эксклюзивном интервью Макса Девизорова для Нового канала.

– Макс, на Новом канале за тобой закрепился образ бэд боя. И в «Первых ласточках», и в «Новенькій» ты играешь негативных персонажей. Не устал?

– Нет, абсолютно. Но в один момент я задумался, как оценивать эти работы, ведь из-за образа плохого парня они практически действуют по одним законам. Поэтому на площадке «Новенької» пытался разнообразить свою игру и сделать Влада не похожим на Дениса. И, я смотрю, вроде местами получилось. Хотя знаю, что многие смотрели «Новеньку», чтобы увидеть именно Дэнчика. Мне это по душе. Отходить от таких ролей я не хочу. Если у меня это получается, и есть спрос, то зачем отказываться? Наоборот, хочется совершенствоваться и создать настоящего мерзавца. Такого, чтобы все говорили: «Посмотрите, как Девизоров это делает». А все эти милые роли тоже придут.

– А в реальной жизни ты такой же бэд бой?

– Я гораздо более спокойный молодой человек (улыбается). На экране меня привлекают персонажи, у которых есть цель, и они постоянно к ней идут. Эти  ребята напористые, они находят в себе резервы, чтобы чего-то добиваться, изменить мир вокруг. Это то, чему я пытаюсь научиться в жизни.

– Чтобы играть таких плохишей, актер должен выглядеть определенным образом. Зачастую это высокий, подкачанный парень с хорошеньким личиком. Ты занимаешься в зале? Как поддерживал форму во время съемок?

– Я активно начал заниматься в зале только весной. Сначала тренировался самостоятельно, а летом взял тренера. Раньше ходил в зал три раза в неделю, а сейчас из-за занятости – два. А вот правильное питание – для меня это тайна, покрытая мраком. Видимо, у меня просто хорошая генетика (улыбается).

– Существует теория, что не все мальчики-красавчики знают, что они красивы. Что скажешь о себе?

– Я знаю, что я – красивый (смеется). Но в актерской сфере не делаю на этом акцент, не занимаюсь самолюбованием. Мне интересно работать над созданием образа персонажа. А приятная внешность – это всего лишь хороший бонус, но не то, на чем можно построить крепкую карьеру актера.

– А в жизни пользуешься своей внешностью?

– Да, пользуюсь (смеется). Это опасная штука. Иногда проскакивает мысль: «Ну ладно, прокатит, это же я». С другой стороны, люди, у которых нет этого козыря, не позволяют себе порой так небрежно относиться к своему времени или каким-то обязательствам. В университете иногда пытался сгладить ситуацию за счет внешности. Но на моего мастера это не действует, как бы я ни старался обаять ее и пустить в ход харизму.

Семья и взросление

– Какие отношения у тебя с родителями?

– Прекрасные. Мамульку очень люблю, папу тоже, но его летом не стало. С мамой у меня самые доверительные отношения. А папа был более закрытым человеком. Он научил меня правильно обращаться с деньгами, за что я ему очень благодарен. Но, признаюсь, иногда хотелось, чтобы мы больше веселились. Когда я был ребенком, папа был более компанейским. Мы каждые выходные выходили куда-то вчетвером – у меня еще есть младший брат Валик. Потом я стал взрослеть, а у папы произошли перемены в рабочей сфере. Он как-то изменился, и делиться всем приходилось с мамой.

– Как прошел твой подростковый возраст?

–Для меня переходной возраст это в первую очередь отношения с родителями, а потом уже с обществом. Дома у нас все было спокойно. Мне не нужно было что-то доказывать. Все детство я занимался в творческом центре. Там была благоприятная среда, и я часто общался с людьми, которые старше меня. Конечно же, все девочки меня любили. Мне было настолько хорошо, что даже не хотелось объявлять протест миру.

– Как ты пришел к актерству?

– Все шло к этому с детства. Как-то у нас в садике повесили объявление о кастинге. Искали  деток для съемок рекламы. А поскольку мы с братом были смазливыми ребятами, мама отвела нас на этот кастинг. После были еще рекламы и телешоу. А со временем я осознал, что хочу этим заниматься по жизни. А брат повзрослел и понял, что это не его. Он был уличным пацаном, со своими интересами.

– Во время поступления в театральный вуз были какие-то сложности?

– Я не с первого раза поступил. После школы ходил в Карпенко-Карого на курсы, но на вступительном мне чего-то не хватило. Когда называли фамилии тех, кто прошел, и будет дальше учиться, мою не назвали. Мне даже было стыдно рассказать об этом брату и другу, которые тогда ждали меня. На следующий год подавал и в Карпенко-Карого, и, на всякий случай, в Поплавского. Меня взяли в оба, но в Карпенко предложили контракт. Папа сказал поступать, если я хочу. Но мне не хотелось нагружать родителей, и я выбрал бюджет в Университете культуры. Там мне дали школу, благодаря которой я могу быть в профессии.

– Как тебе удалось собраться и не сдаться после первого «нет»?

– Сначала я закутался в одеяло и немного себя пожалел. А потом понял, что нельзя просто сидеть дома. Поэтому пошел учиться на повара. Время от времени снимался эпизодически и готовился к поступлению. В таких ситуациях важно сесть и проанализировать, действительно ли хочешь этим заниматься. Подумать, где ты не дожал. А потом пробовать еще.

Личная жизнь

– Какими были твои первые серьезные отношения?

– Они начались в 14 лет. Мы познакомились на одном мероприятии. Проходил конкурс ведущих, на котором она была в качестве приглашенной звезды. Мы были вместе пять лет. Иногда возникало ощущение, что все затянулось, мы даже расходились на полгода. А через время внезапно встретились, и как-то все сразу нахлынуло. Наши привязанность, симпатия и любовь никуда не пропали. Окончательно расстались, когда я перестал вкладываться в эти отношения. Постепенно мне стало скучно. Здесь целиком моя вина.

– Какой ты бойфренд?

– Я – очень нежный парень. Считаю, что отношения должны быть полны романтики. Хочется такую любовь, чтобы совершать поступки. У меня уже есть пару заготовок для будущих отношений (смеется). Мне кажется, что я не ревнивый. Для меня это вопрос доверия. Если ты доверяешь, зачем осквернять? Но иногда бывает и такое, что во мне включается разъяренный бычок. А вообще, если и бывает какое-то недовольство, то, чаще всего, не у меня.

– Какую девушку ты видишь рядом с собой?

– Хочется такую девушку, которая могла бы направить и что-то подсказать, чтобы была инициативной. У меня такой характер, что иногда ничего не хочется. А вот если бы был запрос от любимого человека, я бы не смог отказать. Если говорить о внешности, то об этом я не задумывался. То, что девушка должна быть симпопуличка, это понятно (улыбается). А так я не ориентируюсь на внешность в отношениях. У меня были и рыжие, и брюнетки, и блондинки. Мой рост 183 см, поэтому мне нравятся девчонки пониже – 165-170 см, как моя бывшая жена Аня.

– Ты был женат?!

– Недолго. Мы познакомились в университете. С первых дней у нас возникла симпатия, которая переросла в отношения. Через год сыграли свадьбу. Казалось, что нашли друг друга. Но спустя полгода Аня сказала, что мы поторопились, ошиблись. Для меня это была любовь. Тяжело пережил, когда она попросила развод.

– Сейчас ты планируешь оставаться холостяком?

– Прежде всего, хочу реализоваться как мужчина и актер, стать мастером в своей профессии, а потом уже думать о семье. Не знаю, насколько этот процесс может затянуться. Если все пойдет хорошо, я бы уже вскоре хотел нянчить своих детей.

«Первые ласточки» и «Новенька»

– Как проходил кастинг на «Первые ласточки»?

– Я несколько раз приезжал на кастинг. Сразу меня пробовали на роль Дэна. На кастинге мы з Максом Самчиком играли «легендарную» сцену из переулка (смеется). Тогда еще оба были чуть-чуть скованными. Наверное, создатели увидели, что на экране у нас может получиться та самая «химия».

– А как прошли пробы на «Новеньку»?

– Я тоже приезжал несколько раз. Пробовали на роль Дэна и Влада. Утвердили уже через пару недель.

– Как думаешь, если будет второй сезон «Первых ласточек», Федя и Денис станут парой?

– Мне кажется, такое может быть. Когда ми с Максом обсуждали эту возможность, он был категорически против. Говорил, что не станет со мной целоваться. А я обещал, что побреюсь, если дело в этом (смеется). В итоге под конец нашей встречи он как-то немного смягчился и говорит: «Ладно, для меня будет честью поцеловаться с тобой».

– Как считаешь, твоему герою Денису была бы близка линия гомосексуализма?  

– У меня какие-то смешанные чувства на этот счет. Денис может почувствовать что-то к Феде из-за вины или многолетней привязанности. Если добра в нем все же больше, чем желания разрушать все вокруг и «топить» людей, то, может, и да.

– Какие у тебя отношения с Максом Самчиком в реальной жизни?

– Теплые. Не могу сказать, что мы друзья. Мне кажется, мы очень похожи по нутру. Из-за этого не идет такой близкий контакт. А понимаем друг друга очень хорошо. Ведь когда все понятно, какой интерес? Это такая загадка: чем дольше ты открываешь для себя человека, тем дольше сохраняется этот интерес и жажда познавать.

– В «Первых ласточках» и «Новенькій» твоим персонажам приходилось вступать в драки. А ты часто в жизни что-то решаешь кулаками?

– Нет, нечасто. Давно не приходилось. Если кто-то ведет себя вызывающе, или парни хотят потолкаться, я начинаю разговаривать. Они, видимо, смотрят на меня и понимают, что, наверное, лучше не вступать в драку. В этом плане внешность мне очень помогает. Но, конечно, если бы драк было больше, было бы интересно.

– Были ли какие-то сложные съемочные дни в обоих проектах?

– Были морально сложные. Это связано со смертью папы. Я практически никому из съемочной группы не говорил, что произошло. Совпало это со сценой с кровью в «Первых ласточках». Возможно, моя опустошенность и неготовность к такому как раз и вылились в такой интересный коктейль эмоций, которые мы сделали в кадре. Я понимал, что мне нужно быть на площадке. Ведь если уходить в эти мысли, потом нужно будет очень долго выпутываться.

– Хотел бы оказаться Другом в «Первых ласточках»?

– Нет! Дэн хоть и мерзавец, но не настолько. Я совсем не вижу в нем такого типа.

Социальные сети

– Что сейчас творится у тебя в социальных сетях?

– До «Первых ласточек» было полторы тысячи подписчиков, а теперь – больше семнадцати. Хейтеров у меня нет. Наоборот, после фан-встречи меня начали стэнить (фанатеть – прим. ред). Все говорят, что я совсем не похож на своих героев. Меня полюбили. Самый популярный вопрос: «А будет ли второй сезон «Первых ласточек?»

– Какой был самый странный запрос?

– Был один парень, который предложил предоставить мне интимную услугу и щедрое вознаграждение взамен. Я сразу отбросил это предложение.

– Почему так мало постишь в Instagram?

– Видимо, у меня какое-то старперское отношение ко всему этому (смеется). Я бы хотел, но не могу приучить себя делать селфи и постоянно фотографироваться. Видимо, нужно найти человека, который будет это делать. Благодаря репостам с аккаунта сериалов Нового канала у меня хоть что-то появляется на странице. Но прибавка подписчиков побуждает меня создавать в будущем какой-то контент, подогревать и не терять интерес публики.

Напутствие

– Что посоветуешь подросткам?

– Важно заниматься любимым делом. Найди какую-то страсть в жизни, которой тебе никто не помешает заниматься. Это может быть что угодно. Сочиняй стихи, музыку, собирай конструктор. Ищи людей, которые близки тебе по духу. Я верю в силу поддержки. Сейчас очень упростился поиск единомышленников. А если уже чувствуешь, что не вывозишь, пытайся разбавить обстановку вокруг себя.

Автор: Тори Торн
Фото: Максим Лютиков