КОНСТАНТИН ОКТЯБРЬСКИЙ: ВСЕ СЛУЧАЙНОСТИ НЕ СЛУЧАЙНЫ

В 2020 году у Константина Октябрьского сбылась давняя мечта. Оказывается, что известный актер, сыгравший более полусотни экранных ролей, еще со времен студенчества хотел стать телеведущим. Прошлым летом его пригласили на кастинг государственного телеканала «Дом», и уже в сентябре Константин впервые появился в эфире как ведущий утренней информационно-развлекательной программы «Утро дома».

— Я вам передать не могу, насколько мне нравится эта работа! К актерской деятельности я уже привык, она мне тоже нравится, и я ее люблю, но это — новый глоток. Всегда хотел быть телеведущим! Подкоркой чувствовал, что у меня есть к этому потенциал, и все никак не мог его реализовать. Наверное, пришло время, когда я могу что-то сделать в этой профессии, хорошо себя проявить. Бог понял, что мне можно это дать. Что звезду я не словлю, и корона у меня не вырастет. Раньше, думаю, мне бы крышу сорвало, если бы я остался работать в том же «Орле и Решке». А сейчас я зашел спокойно. Каждый раз приезжаю на съемки программы «Утро дома», как на праздник. У меня прекрасная напарница — Настя Касилова. Очень опытный человек, много мне помогает, прикрывает, я многому у нее учусь. Прямо прелесть, что у меня за партнерша! Я ее люблю. Так прямо ей и говорю (смеется).

— В интернете есть информация, что Вы закончили музыкальную школу. Вам, как актеру, это пригодилось?

— Какая музыкальная школа? О чем вы говорите? Я рос в Кременчуге обычным дворовым пацаном. Мама работала на 2-3 работах, потому что когда мне было два года, родители развелись, и мы резко стали жить очень бедно. Маме приходилось работать, а я был предоставлен самому себе и, по сути, рос на улице: постоянно какие-то дворовые развлечения, потасовки. Бог меня миловал — неизвестно еще, где бы я в итоге оказался с таким насыщенным детством.

— Почему вдруг решили поступать в Днепропетровский театральный колледж?

— Вообще-то я планировал ехать в киевское эстрадно-цирковое (училище, — ред.). Грезил эстрадной карьерой, хотел быть чтецом типа Петросяна, Винокура. У меня хорошо получалось рассказывать анекдоты, пересказывать истории. И благодаря этому — попадать во внимание девушек (смеется).  Но потом встретил одного персонажа, который мне посоветовал поехать в Днепропетровский. Кто такие актеры кино и театра, что это, с чем их едят — понятия не имел. И я, поддавшись, наверное, его авторитету, поехал. Он мне помог с подготовкой, и я поступил. Мне понравилось. Решил остаться.

—  А могли уйти?

— Могли выгнать. За плохое поведение, прогулы, срывы занятий. Я просто понял, благодаря педагогам, что я талантливый, что у меня получается и мне можно, в принципе, не напрягаться. Я и ленился. Несколько раз поднимали вопрос, чтобы выгнать, но все-таки доучился. На втором курсе начал работать на региональном телевидении и понял, что за ТВ есть будущее. А театр мне полностью разонравился.

— Разве после колледжа Вы не пошли работать в театр?

—  Нет. Из-за того, что я учился на бюджете, должен был отработать два года в государственном театре. Подписал распределение в Днепропетровский молодежный театр, но ни разу там не появился. Пять лет после окончания я вообще проработал продавцом-консультантом в бутике. Пригрелся, хорошая зарплата. Но последние несколько лет меня уже воротило от того, что я не самореализовываюсь, не занимаюсь своей профессией, просто просиживаю штаны. Меня очень удручало то, что я ничего не предпринимаю. Но… все случайности не случайны, я так считаю. Как-то я сидел на работе, ко мне подошла знакомая сотрудница и сказала, что идет набор на «Большую разницу по-украински». Помню, я начал готовиться и поехал. Со второй попытки взяли.

— И вы наконец-то реализовались, получили то, что хотели?

— В «Разнице» нас очень прокачали — что мы такие талантливые, замечательные, перспективные, впереди только успех. Работа в одной команде с Иваном Ургантом, с Цекало… Я в себя так поверил, что-то себе понапридумывал, возомнил. А потом облом — конфликт с продюсером. У меня вообще не было работы последние два года. Это сбило уверенность в своих силах, какие-то задатки звездной болезни, наверное.

— В депрессию не впали? 

— Мне в этом плане как-то легче, я же хлопец верующий. Я очень хорошо провел это время безработицы, в том плане, что, посещая протестантскую церковь, прошел школу духовного роста, начал изучать Библию. Это меня вдохновляло и поддерживало. После того, как «Разница» закрылась, я остался не у дел, и вспомнил, что я все-таки актер. Собрал портфолио и пошел по кастинг-директорам. Прошло года два-три, и начал сниматься, сыграл в «СышЫшьШоу», «Не зарекайся», а потом уже пошло-поехало. Затем был проект «Орел и Решка. Шопинг» полгода — новый для меня опыт, но очень короткий. Даже не успел освоиться в роли телеведущего.  

— Зато сейчас уже освоились — в программе «Утро дома». Обнаружили какие-то подводные камни в работе телеведущего?

— Нет (улыбается). Ты просто должен быть позитивным и веселым. У нас получается.