ИРИНА ЛАНОВЕНКО: АКТЕРСТВО – ЭТО БОЛЬШАЯ ОТВЕТСТВЕННОСТЬ

Украинская актриса, режиссер и преподаватель актерского мастерства Ирина Лановенко сыграла главную роль в 40-серийной детективной драме «Отважные», которая выходит по будням в 18:00 на телеканале «Украина». На съемочной площадке артистка рассказала о процессе создания сериала, а также поделилась тонкостями актерской профессии в современном мире.

— Ирина, расскажите о проекте «Отважные», чем он Вас заинтересовал?

— Этот проект имеет идеологическое содержание в определенной степени утопическое, потому что в реальности такого подразделения не существует. Вы слышали когда-нибудь о подразделении по борьбе с домашним насилием? При департаменте полиции такого нет, в Украине подобные подразделения пока существуют исключительно на волонтерских началах при соцслужбах. И авторы этого проекта, по сути, лелеяли такую надежду, что это принесет смысл для социума в том плане, что на это начнут обращать внимание. Но не в плане сочувствия, а в том, что это такая же реальная проблема, как наркомания, проституция и рак, и государству надо на это обращать внимание.

Достаточно долго шла подготовка, потому что много вопросов решалось. Достаточно жестко и интересно проходил отбор актеров. И, на мой взгляд, нас отбирали достаточно основательно, типажно. Потому что мы соответствуем нашим персонажам, как по темпераменту, так и внешне.

— Есть ли у Вас что-то общее с Ингой Долинской?

— Я думаю, есть. Хотя по жизни я бы себя назвала более мягким человеком. Инга не такая, поскольку доминирует работа в подразделении, а не там материнство, личная боль женщины от потери мужа. Это, мне кажется, было сложнее проявлять в жестких сценах, потому что я другая. И надо больше держать это пространство, чем проявлять мягкость и женственность. Насколько это удается – не смогу сказать, не мне судить.

— После морально сложной съемки, как Вы расслабляетесь? Как приходите в себя?

— Это, с одной стороны, интересный вопрос, а с другой – очень сложный, потому что бывает по-разному. Это зависит от того, насколько сложная была смена. Иногда бывает, выходишь и просто спокойно идешь, погружаясь или в другую работу, или в быт. Бывает, например, напряженная эмоционально или физически сцена, то так просто не переключишься. Но у меня есть несколько хороших вспомогательных вещей — дома кошки, которые очень хорошо чувствуют мое настроение и помогают мне, к тому же дома у меня достаточно комфортная обстановка, есть рядом человек, который чувствует меня, мое настроение. Люблю ходить в кино и, кстати, считаю, что это помогает в таких случаях — просто пойти на ночной сеанс и отвлечься. Ну и еще — это вообще главная моя медитация, я это даже не люблю, а считаю образом жизни — я постоянно занимаюсь рукоделием — вяжу и вышиваю. Но это действительно некая своеобразная медитация.

— Вы открываете себя не только как актриса кино, Вы еще работаете в театре, преподаете, занимаетесь режиссурой… Как Вы это все в себе сочетаете, как вам удается совместить эти разные вещи, не мешает одно другому?

— Это самовоспитание, наверное. Да, иногда, сидя здесь, в кадре, я понимаю, что могу разработать сцену, построить её и рассказать всем, что делать. Но я не позволяю себе это делать, потому что это элементарная этика. Я в данном проекте присутствую как актриса, а не как режиссер или педагог – сиди и занимайся своим делом. Это как раз просто — не вмешиваться в то, что тебя не касается. Мое жизненное кредо — каждый человек должен заниматься своим делом, тогда процесс будет качественным. Соотносится ли? – Я не занимаюсь всем одновременно, если бы занималась, это был бы хаос. Просто распределяю свой режим так: сегодня я актриса, завтра побуду немного преподавателем. Я шучу так. Но это тоже какие-то жизненные роли — сегодня ты играешь роль домашней кошки, приходишь домой, сворачиваешься клубочком на диване и позволяешь, чтобы тебе носили чай и бутерброды, охали-ахали, какая ты бедная, уставшая. А иногда ты играешь роль строгого преподавателя, и тебя все боятся, ты думаешь: «Какая я крутая тетя!».

— А влияет ли все это на творческую деятельность в целом?

— Мне кажется, это помогает, потому что это расширяет спектр возможностей, даже профессиональных. Это все — жизненный опыт, и чем больше жизненный опыт у актера, тем больше он может воспроизвести и нафантазировать, просто провести какую-то внутреннюю параллель, поэтому, мне кажется, помогает.

— Вы как актриса и преподаватель, не хотели бы Вы создать свой блог, делать какие-то онлайн-курсы?

— Вы знаете, я к этому не имею таланта. У меня друзья этим занимаются, и я вижу, что это требует очень-очень много времени и усилий. И мне очень нравится то, что они делают — программы и онлайн-мастер-классы, это тоже очень интересно. И я поддерживаю это, но мне кажется, что это не мой путь. Наверное, я в этом плане не очень современный человек. Но, возможно, когда-то я попробую, и мне понравится. Предложения поступали, но пока не было времени. Вот непосредственно сегодня звонили и спрашивали — не хочу ли я быть партнером. Пока, не было ни времени, ни возможности. Но…

— Но на самом деле – это возможность в наше время…

— Да, это и как возможность и себя пиарить, и заниматься своей профессией. Наверное, я просто серьезно об этом еще не думала, но наверняка после вашего вопроса подумаю.

— Развитие для актера — что это такое и насколько это актуально?

— Актеры — это, в первую очередь, развитие личности, духовной единицы. Потому что тоже спор — гений и злодейство – совместимые вещи или нет? Есть люди, которые считают, что нет. Я считаю, что это совместимые вещи, но гениальность может носить конструктивный характер, а может — деструктивный. Возможно, кощунственную вещь скажу, но все эти тирады – они гении в своем роде, это же единицам приходит делать такие параллели, это в определенном смысле гениально, но это — деструктив.

Мне, во всяком случае, интересно наблюдать за людьми, у которых есть своя жизненная позиция. Нам и в жизни интереснее общаться с людьми, которые имеют свою точку зрения. Мне кажется, что для актерской профессии это важный фактор. Психика — это тоже мышцы, которые требуют тренировки, но здесь рецепт вам не подскажу. Потому что для кого-то это — медитация, для кого-то — интеллектуальное погружение в какие-то пласты литературы, искусства, а для кого-то — фанатичное занятие спортом. Даже не для внешнего вида, а как сброс какой-то.

Но тут главное помнить – человек ничего не должен, просто актерство – это некая ответственность.

— Для Вас развитие – это в первую очередь то, что нужно развивать или приобретать новые навыки?

— На самом деле, бывает так и так. Я имею музыкальное образование, у меня есть к этому талант, и в свое время у меня было намерение и желание профессионально заниматься музыкой. Я думаю, если бы меня не качнуло в эту сторону, качнуло бы в ту. Но случилось, как случилось. Можно было бы сочетать, но пока не судьба. Но, вместе с тем — я играла в свое время на фортепиано. Возникло желание на фоне тех навыков, самостоятельно научиться игре на гитаре. Научилась. Потом на свирели и губной гармошке. Сейчас учусь играть на виброфоне, и получаю от этого безумное удовольствие!

Это же саморазвитие, но по факту у меня нет чувства, что это ненужная штука. Я получаю от этого удовольствие сама, мои близкие принимают это. И, повторюсь, возможно, когда-нибудь, поступит предложение сыграть актрису, которая умеет играть на трех музыкальных инструментах, танцует степ и поет оперные арии? Я скажу — боже мой, я недаром это всю жизнь делала, наконец, я смогу это реализовать.

— А в «Отважных» пригодилось что-то?

— В этом сериале мы играли сцену тренировки. Я в свое время занималась атлетикой, и понимаю, сколько времени это занимает. Сейчас нет времени, даже в индивидуальном плане, работать над собой достаточное количество времени, чтобы выглядеть достойно в кадре. И поэтому немножко стыдно… Конечно, на площадке есть специалист, который помогает нам не выглядеть курицами в кадре, но хотелось бы и самой быть в этом лучше. Во всяком случае, я считаю, что актер должен не бояться пробовать те штуки, которые ему диктует роль. Это обусловлено профессией.

— То есть постельные сцены, радикальные смены имиджа и характера – это о Вас?

— Я достаточно скептически отношусь к обнажению, особенно в том случае, если в кадре просто обнаженная женщина, потому что нужна красивая картинка. Мотивируйте – почему я должна смотреть на обнаженную женщину в кадре? Если вы меня зацепите как зрителя, я буду только рада, если это уместно, точно и настолько смело актрисой сделано. Даже для красивой картинки, это имеет место быть, но если этого требует жанр. Я согласна, но пусть это будет мотивировано.

Я не против изменения прически и тому подобное. У меня вызывает восхищение Рене Зеллвегер, которая для одного проекта поправилась на 17 килограммов, а для другого похудела на 20. Это фантастика! Я не знаю, как это ей удается, это вне моего сознания. Но значит, что-то ее на это мотивирует, что она идет, включается в этот процесс и выполняет эту планку. Это круто! Мне кажется, что профессия обязывает быть смелым, но не бездумно.