ИГОРЬ ПУПКОВ: ЖИВУ В ЭФИРЕ, А НЕ ВЕДУ ЕГО

Ведущей новостей «Сегодня» на самом рейтинговом канале «Украина» Игорь Пупков в эксклюзивном интервью рассказал о первых шагах на профессиональном пути, секретах телевизионной кухни и своих заветных мечтах.

— Работа на самом рейтинговом канале, праймовые эфиры, командировки по всему миру. Как думаете, благодаря чему Вы добились такого успеха?

— Я уверен, что всё предначертано судьбой. Жизненный путь каждого из нас заложен где-то выше. И есть вещи, на которые мы не можем повлиять и изменить. Поэтому то, кем я являюсь сегодня, я уверен, что это все всевышние силы, но, естественно, не без моего труда здесь, на Земле, и не без участия людей, которые мне помогали, учили, подсказывали, мешали.

— Игорь, а с чего все начиналось?

— Большое желание стать телеведущим появилось у меня с самого детства, при том, что моя семья была далека от телевидения, телемир казался мне таким загадочным и удивительным. Помню, когда был совсем маленьким, у нас был старый телевизор «Таурас» со специальными вентиляционными отверстиями. Я постоянно заглядывал в эти отверстия и удивлялся, как же ведущим и артистам удавалось умещаться в такой небольшой ящик. Позже все мои детские игры были связанны с работой на телевидении. В 10 лет я делал вырезки из газет, составлял телепрограмму и со всей серьезностью читал новости за столом, воображая себя ведущим. В 10 классе я успешно прошел конкурс на стажировку в детскую студию теле- и радиовещания на местном канале в Черноморске (раньше – Ильичевск). Моя должность называлась «стажер диктора» и я работал с двумя проектами, один из которых — викторина в прямом эфире. Тогда я и понял — ТВ это таки моё. Я получил первый опыт, ведь принимал участие в монтаже сюжетов, работал как оператор. А когда стажировка закончилась, я почувствовал определенное опустошение.

— Если бы Вы не стали ведущим, то кем тогда?

– У меня был запасной аэродром. Точнее изначально он был основным направлением. Еще в школе я хотел стать врачом. После 9-го класса поступал в медицинское училище с мыслью, что после его окончания, буду учиться в медицинском университете. Все свои силы я тратил на подготовку к экзаменам. Но, признаюсь, не поступил на бюджет из-за плохой оценки по украинскому языку. Поэтому, пришлось продолжить обучение в школе. Конечно, был расстроен. Но сейчас я понимаю, что этот поворот судьбы помог мне стать тем, кем я являюсь сегодня.

— Почему именно информационный жанр? Это было осознанное решение?

— Абсолютно. Во-первых, когда я сажусь в кресло студии новостей, то чувствую большую ответственность и драйв. А еще свою важность в этом информационном мире. А во-вторых, новости — это всегда прямой эфир. Это адреналин. И ведущий, который хоть раз это попробовал — без этого уже не может. Формат, в котором я уже 20 лет работаю мне не надоел, и я его люблю. Каждый выпуск — он непредсказуем. Это и интересно.

— Расскажите о своем самом запоминающемся факапе.

– Однажды, анонсируя сюжет я сказал, что в Киев привезли самовар высотой в 70 метров. Можете себе представить, что такое 70 метров?! Это девятиэтажный дом! А на самом деле самовар был 1 м 70 см. Но я настолько уверенно прочитал, а режиссеры так мастерски все смонтировали, что это не вызвало ни капли удивления. Было, что и во время эфира по студии бегал ребенок. На самом деле, в телевизионной сфере и прямых эфирах – курьезы не редкость. Просто я не держу подобные ситуации в голове. Ведь когда садишься в эфир, у тебя всплеск гормонов такой, что каждый раз это стрессовая ситуация, несмотря на большой опыт. Поэтому, когда происходят какие-то курьезные ситуации в эфире, ты вроде как пытаешься отложить в памяти: «Обязательно вспомню и расскажу о ней». Но не вспоминается.

— От чего получаете больше всего удовольствия в работе?

– Я получаю колоссальное удовольствие от работы с профессионалами. Для меня важно, чтобы рядом со мной находились единомышленники с высокими целями, амбициозными планами и огромным опытом за плечами. Именно такими являются мои коллеги. И я могу сказать, что мы не просто команда, а друзья. Мы часто общаемся во внеэфирное время.  Это очень ценно, ведь когда тебя окружают такие люди, ты моментально погружаешься в удовольствие.

— Кто Ваш главный критик?

— Моя мама. Как бы я ни старался во время эфира хорохориться и натягивать улыбку, но бывают дни, когда настроения нет. Бывает такое.  Конечно, я пытаюсь взбодриться перед эфиром внутренне, энергетически, чтобы зритель этого не заметил. Но маму никак не обманешь. Мама сечет все моменты, взгляды, улыбки, мимику. Она все знает. «Что-то ты сегодня был невеселым», – говорит мне. «Мама, чего это? Наоборот!» – «Да нет, что ты обманываешь?». Маму не проведешь. В плане эфиров мама любит покритиковать. А я прислушиваюсь к ней.

— Как восстанавливаете силы после эфиров?

– Откровенно, я их не трачу. Я люблю свое дело, и, можно сказать, живу в эфире, а не веду его. Там я не играю, а выражаю истинные эмоции, которые вызывает у меня информация, что я несу зрителю. Я не боюсь этого делать. Ведь я хочу, чтобы зритель видел и понимал, что я с ним честен и правдив. Но, конечно же, эфир – это эмоциональная затрата. Поэтому я стараюсь больше времени проводить с родными и друзьями. Также регулярно хожу в спортзал, посещаю концерты, люблю кино.

— О чем мечтаете?

— К сожалению, моя мечта нереальная. Хочется, чтобы люди были добрее, чтобы было больше человечности, искренности и меньше ножей в спину. Я понимаю, что это фантастика, но это моя мечта. А если говорить о материальных вещах, то честно – не могу сказать, что я на чем-то зациклен. Когда-то был. Сейчас — нет. Я счастливый человек. И хотел бы чтоб эмоционально все вокруг были со мной на одной волне. По крайней мере, я очень стараюсь.