Головна Таксо

Глава-8

Едва держась на ногах и прихрамывая, я вылез из автобуса, забрал баул и добравшись до совей комнаты в «Козацком», рухнул в кровать и тут же уснул. Утром нас разбудил Микола Крук и сообщил, что через неделю нас ждет присяга и отправка в зону АТО. Курс подготовки был пройден полностью и нам разрешили несколько дней перед присягой отдохнуть и привести себя в порядок. Тем временем Микола и другие старшины принимали новый заезд, по «Казацкому» носились «зеленые» ребята, организовывая еще один этаж под казармы, как мы когда-то, чуть больше месяца назад.

На следующий день я еще раз решил зайти в главк МВД, поинтересоваться как проходит мое оформление. Встретил меня пузатый милиционер в капитанском звании и наплел что-то опять про отсутствие бланков. Я в сердцах высказал ему все, что думаю по этому поводу, и бросив напоследок, что через неделю мы едим выполнять их работу, пока они тут просиживают штаны в кабинетах, удалился хлопнув дверью.

Спустившись к Майдану, я купил стакан кофе и решил связаться с родными в Луганске. Пообщавшись по телефону с бабушкой, я понял, что к ним домой приходили сепаратисты, представившись армией юго-востока, искали меня. Едва сдерживая слезы, бабушка добавила, что дед пропал, вот уже как две недели не появляется и не звонит, уехал на дачу и с концами. Я попросил ее не беспокоится, мол время такое и дед вернется, просто связь глушится и транспорт не ходит, а сам понимал, что произошло что-то страшное. Еще раз успокоил не находящую себе места пожилую женщину и положил трубку.

Потом набрал в Москву маме, сказал, что у меня все хорошо и что бы не переживала, соврал, что работаю в Киевской милиции и со связью у нас проблемы, что бы не переживала если буду «вне зоны», и что по возможности буду набирать сам. Мысленно обняв маму, я положил трубку и побрел в сторону нашей базы.

Утром меня своим звонком разбудила бабушка, сообщив новости. Дед, оказывается, в плену у сепаратистов. Занимаясь своими делами на даче, он вышел на пригорок, чтобы дозвониться домой (дачный кооператив находится в низине и со связью там вечные проблемы), где его заметили вооруженные бандиты и приняв за корректировщика избили и забрали с собой. Там выяснилось, что он местный житель, но отпускать его не торопились. Дед мой, в свои на тот момент шестьдесят с лишним лет, выглядел довольно молодо, а потому его погрузили в машину с другими «арестантами» и отправили копать окопы. Во время земельных работ, дед улучил момент и нашел способ связаться с бабушкой. Я ее успокоил и сказал, что вернется, пусть не переживает, хотели бы убить – давно б уже убили. Поговорив еще несколько минут, я попрощался и стал одеваться, думая, как решить вопрос с машиной, которая стояла на стоянке в Луганске.

К обеду я выбрался в город, с мыслью найти где-то доступ к интернету. Добравшись до компьютерного клуба, я оплатил два часа работы и зашел в свой профиль в соцсети, где в друзьях нашел старого знакомого Серегу из Луганска, работника местной службы такси. Не имея других вариантов спасти автомобиль, я на удачу написал ему. На мое удивление он мне довольно быстро ответил. Из разговора я узнал, что в городе творится лютый треш, ублюдки всех мастей грабят магазины и брошенные беженцами дома, отбирают на блокпостах машины и хватают на улице всех, кого считают правосеками и бросают в подвал, требуя у родных выкуп. Вовремя я уехал, подумал я, и «не отходя от кассы» сделал Серёге предложение. Суть затеи была следующей. Сереге нужно было встретиться с моей бабушкой, забрать у нее ключи с документами от автомобиля и придумать способ выгнать машину через границу в сторону Москвы. Задача, казалось бы, совсем нереальная в такое время, но Серега согласился, пообещав в течении недели придумать план и согласовать его со мной. Я оставил ему свой номер телефона и начал поиск того, кто в Москве быстро купит этот автомобиль по хорошей цене и переведет мне деньги в Киев.

Есть у меня друг музыкант, любитель американских седанов. Зовут его Митя по прозвищу Садко, в прошлом клавишник и гитарист таких культовых правых групп как Коловрат и Антисистем. Когда-то давно в Москве мы с ним почти одновременно приобретали «американцев». Его пепелац слегка попроще комплектацией и постарше годами, поэтому мое предложение о покупке моего автомобиля по заниженной из-за срочности цены его очень заинтересовало и, слегка поторговавшись, мы быстро договорились. Пожав виртуально руки, я объяснил ему ситуацию и пообещал связаться с ним ближе к концу недели.

Спустя несколько дней меня опять разбудила бабушка с радостной новостью. Дед помятый, слегка побитый, но живой и довольный вернулся домой. Дело в том, что мой дед брюнет без единой сединки, а вот щетина на лице у него давно растет полностью седая. Поэтому спустя неделю плена, сепаратисты увидели человека с отрастающей седой бородой, и поняли, что арестовали старика, хотя и довольно моложавого. Видимо не до конца пропитая совесть подсказала им, что деда нужно отпустить. Бабуля передала трубку дедушке, которого я поздравил с освобождение и слега приободрив словами поддержки, сказал что сегодня к ним заедет мой товарищ, который будет забирать машину и попросил всячески ему оказать содействие, довольный дед с радостью согласился.

Собравшись и выйдя в город, я набрал Серегу, который уже провел разведку и сообщил мне печальные новости. В будке сторожа стоянки постоянно находятся два вооруженных боевика, которые высматривают оставленные беженцами автомобили и больше всего их привлекает мой автомобиль со снятыми номерами. Автомобиль для Луганска довольно редкий и затерять его на стоянке среди «ланосов» и «девяток» было, мягко говоря, проблематично. Я его успокоил, рассказав, что сторож давний знакомый моего деда и что бы Серёга катил к моим старикам домой и планировал, как забрать машину. Мы попрощались, и договорились связаться на следующий день, а я скрестив пальцы за предстоящую «спецоперацию», побрел прихрамывая по Хрещатику в сторону «Пузатой Хаты» – перекусить.

Часа в три ночи меня разбудил входящий вызов с неизвестного российского номера, я спросонья взял трубку и услышал веселый голос Сереги – Звони в Москву, пусть к обеду встречают! – орал он в трубку. «Как так?» —ничего не понимая спросонья спросил я. И Серый рассказал мне как они с дедом провернули гениальный по своей простоте план.

Дед встретился со своим знакомым – сторожем стоянки и рассказал, что нужно как можно быстрее забрать автомобиль. Покумекав что делать с вооруженными бандитами они задумали следующее. Ближе к ночи, мой дед, слегка выпив, завалился с парой бутылок на стоянку к своему приятелю под видом вернувшегося из области кума. Сторож его с радостью встретил, а автоматчикам сказал, что мол кум приехал и достал стаканы. После первых ста грамм, предложили налить и боевикам, те не долго ломаясь согласились и через полтора часа были уже в зюзю. Серега тем временем накачал спустившиеся за время простоя колеса, подкинул свежий аккумулятор, прикрутил номера, которые я уезжая оставил в багажнике и выехал в сторону границы. Сепаратисты спали как младенцы, а Серега без проблем проехал на российских номерах все блокпосты и границу без единой проверки. Остановился лишь на российской стороне, где прошел процедуру и довольной поехал по Ростовской трассе в сторону Москвы.

Я был в не себя от радости, уже часов в семь утра я связался с Митей и сказал, что машина выехала, затем связал маму с Сережей и сказал, чтобы дала ночлег моему помощнику и приберегла у себя деньги с продажи автомобиля. Еще одна проблема была решена, до присяги и отправки оставалась пара дней, которые я провел, отдыхая и размышляя над предстоящим выездом в зону АТО.

В день присяги нам выдали полевую форму расцветки MTP, берцы и балаклавы. Молодежь в нашем взводе обулась в полученные со склада берцы, а старшие ребята в берцы, которые мы купили на деньги, переведенные Иваном из Кривого Рога, одели тактические перчатки, купленные на те же деньги, после чего довольные и запакованные вышли на построение во внутренний двор «Казацкого». Наш призыв насчитывал сотню с лишним человек, на плацу было тесно и потому бегло получив напутствие от старшин, мы, под их руководством, строем выдвинулись в сторону Софиевской Площади, где должна была состояться торжественная присяга.

На месте нас ждали провожающие родственники, журналисты и огромное количество патриотически настроенных людей, пришедших проводить будущих защитников. Мы выстроились перед камерами и щелкающими затворами фотоаппаратов, напротив нас стали старшины и Микола Крук начал свою речь. Построчно повторяя хором молитву украинского националиста, мы дали присягу, затем каждый из старшин перед строем сказал нам теплые и торжественные слова. Андрей Евгеньевич, командир и основатель батальона, громко спросил у строя: «Есть ли среди вас те, кто передумал?», а мы хором ответили: «Нет!».

По окончании процедуры присяги нас обступили журналисты, которым я и еще несколько ребят сказали несколько слов о том, почему и зачем мы решили отправится на войну. Кого-то обнимала плачущая мама, кто-то целовал на прощание девушку. Меня, как и большинство луганских ребят никто не провожал, почти все из нас не сообщали родным правды о предстоящих событиях. У каждого была своя легенда: кто-то «работал официантом в Киеве», кто то «гостил у друзей в Харькове», кто то «отдыхал в Одессе».

Борис на присягу не явился и в АТО он тоже не поехал. Не знаю, что у него произошло, скорее всего мама узнала о его планах, и имея колоссальное влияние на него, запретила ему ехать с нами. Либо же его отговорила девушка, не знаю. Странный поступок, который мне не понятен до сих пор. Пройти такой путь, чтобы отказаться от самого чумового приключения в своей жизни – глупо. Но обиды я на него не держу, у каждого свой путь в этой жизни, а его вклад в общее дело в рядах луганского сопротивления – стоит очень многого.

Спустя пол часа к площади подъехали несколько автобусов, в которые мы загрузили свои рюкзаки и сумки, и выехали в сторону Донецкой области.

<<Глава-7
>>Глава-9