Головна Таксо

Глава-28

Через минут сорок сепаратисты зашли в село, а боевые порядки наших отступавших ребят быстро смешались с противником. Местность, пересеченная оградами и заборами домов, а так же извилистые улочки сделали свое дело, а именно – некоторые наши ребята оказались в тылу у врага. Тут хотелось бы рассказать про двух смекалистых ребятах-иностранцах из группы Радика, оказавшихся в такой ситуации.

Лежали они, значит, в одном из дворов и наблюдали как за забором проходит уже колона противника, с легкобронированной техникой. По русски парни не разговаривали, но увидели замыкающую группу противника без шевронов, но в точно таком же камуфляже как у них. Парни решили действовать и просто примкнули к колоне противника, смешавшись с ними. Таким образом они беспрепятственно прошли почти все село, а в суматохе так же легко потерялись, завидев наши позиции, и удачно добрались на Маяк.

Другой парень оказался под завалами в подвале, при себе у него была рация, но эвакуировать его никак не представлялось возможным, потому он так и пролежал весь день в завалах, слыша, как над ним лазят сепаратисты. Приключение не из веселых…

Так или иначе спустя пару часов почти все ребята добрались к Маяку. Несколько человек числились пропавшими без вести, учитывая оставшегося под завалами паренька, но о них расскажу позже, а с отступившей группой мы встретились в холе маяка.

Парни были белые от штукатурки и кирпичной крошки, но не теряя времени мы стали думать все вместе как быть далее. Надежду на успех внушало то, что к нам приехал один ВСУ-шный танк на поддержку, с выпившими, но очень смелыми танкистами, который то и дело выезжал на правый фланг от Маяка, делал выстрел по пробирающемуся улочками Широкино противнику и откатывался назад.

Я тем временем полез на крышу, где прятались наши наблюдатели и было установлено несколько дальномеров. Тогда я впервые увидел в оптику вражеский танк, заходящий в село, на котором развивался флаг Новороссии.

Нам абсолютно точно была нужна поддержка артиллерии, в которой нам отказали на кануне наступления, а потому штаб кипел, запрашивая грады, чуть ли не по телефону. Продержаться нам нужно было до обеда и вроде как генштаб уже гнал в нашу сторону технику и артиллерийскую поддержку, а потому мы стали готовиться отбиваться.

В десять утра нас должны были сменить наши пацаны, но мы единогласно решили остаться здесь до упора, а по тому Хорст сообщил сменщикам, что мы остаемся, а им велел просто быть на подхвате в случае чего и в село к нам не заходить, оставаясь в непростреливаемой зоне, в селе Бердянское позади нас.

А тем временем весь левый фланг кипел в бою. Мы еще не понимали тогда, что находимся уже почти в полном окружении. Танкистов наших видно не было, связь между нами была очень хреново налажена, так как ребята едва прибыли к нам на поддержку, фактически по личной инициативе, а рации у них были только аналоговые, которые легко слушались стороной противника. По тому первой задачей для моей группы под командованием Испанца было решить проблему со связью. Неоднократно контуженные танкисты и слегка поддавшие соточку фронтовых с самого утра, они уже катались вдоль фланга и простреливали поселок, каждый двор, где был замечен противник. Была необходимость корректировки огня с наших позиций, а потому нужно было любой ценой передать ребятам-танкистам цифровые рации и гарнитуру.

Спустя еще несколько минут, мы узнали что к нам на подмогу едет несколько пехотных взводов батальона Донбасс, которые уже где то на подъезде. В рацию было слышно, как наши корректируют их передвижение, проводя к нам на позиции.

С левого фланга, с позиций под названием Кладбище, пришла информация о тяжело раненых ребятах, а потому я и Испанец вызвались ехать их эвакуировать, учитывая задачу поймать танкистов и передать им рацию – это был идеальный маршрут.

Мы прыгнули вдвоем в наш пикап, в кузов прыгнул пулеметчик с позывным Поттер и мы, выехав из огороженной территории Маяка, прикрываясь плотной застройкой, двинули в сторону трасы, ведущей в само село.

Едва закончилась череда зданий, мы выскочили на асфальтированную дорогу, ведущую к Новоазовской трасе, за которой находились позиции левого фланга. Местность была полностью простреливаемой, а плотность огня была такой, что я слышал удары пуль по кузову автомобиля, а воздух резали трассера. Выжимая из нашего пикапа все что можно, я проскочил этот участок и оказался в низине, прикрытой небольшим холмом с растительностью с одной стороны, за которым стоял танк без опознавательных знаков.

– Тормози! Танкисты наши! – выкрикнул Испанец.

Я дал по тормозам, и мы остановились у кювета с левой стороны, оставив правые колеса на асфальте, а левыми съехав на грунт. Еще через секунду, Испанец схватив радиостанцию выбежал на встречу этому железному монстру, из люка которого торчала голова механика-водителя.

– Пацаны, связь! – весело кричал Владик, размахивая рацией над головой и подбираясь к танку.

В этот момент мехвод нырнул в люк, захлопнув его за собой и танк рванул в нашу сторону, едва не задавив Испанца, который с ловкостью кошки успел отпрыгнуть в сторону. Еще через секунду, танк ударил мой автомобиль гусеницей в правое переднее крыло, от чего машину чуть откинуло дальше в сторону кювета, а грозная стальная машина стала подминать под свои гусеницы мой, уже не кажущийся надежным, пикап. На мне весел на ремне автомат, который я по привычке вставлял между сидением и ручником, когда был за рулем, а потому рванувшись в сторону двери, я оказался фактически привязанным. Кузов тут же перекосило, а потому двери намертво заклинило и открыть их не представлялось возможным. Когда я уже видел скрежещущую над лобовым стеклом гусеницу танка, жадно карабкающуюся по правой передней стойке автомобиля, я, распираемый адреналином, выскочил в окно, оборвав с перепугу автоматный ремень и скатившись в кювет. А еще через секунду, грунт под автомобилем, с левой стороны поплыл и пикап стал ссовываться, выскакивая из-под танка, который прошелся уже по всей правой стороне нашего железного коня.

– Бля, автомат! – выдохнул я и рванул к окну автомобиля, когда танк, отрывая кусок кузова на полном ходу уже удалялся в сторону Маяка.

Схватив свое оружие, я так же ловко скатился обратно в кювет, где меня уже ждали Испанец и пулеметчик Поттер.

– Ебать, что это было?! – начал пулеметчик.

– Танкисты блять! Алкаши ебаные! – негодовал Испанец.

– Интересно, машина заведется? Потому что я ебал пешком бежать под пулеметами обратно! – в свойственной мне манере с приколом сказал я, выползая из кювета и матеря уходящий по извилистой дороге танк, как мы тогда думали с нашими танкистами.

Я прыгнул за руль, машина завелась с пол оборота, вся ее правая часть была смята гусеницами танка, кузов сильно поведен, а задний и правый борт грузового отсека попросту болтался по земле. Правая сторона дверей вообще не открывалась, потому испанец просто стал на подножку, вцепившись в стальные дуги, установленные на нашем транспорте, а пулеметчик залез на заднее сиденье через окно, и мы рванули обратно в сторону Маяка.

Машину носило из стороны в сторону, но главное она ехала и довольно неплохо, я вам скажу. Уже через минуты полторы мы догнали танк, который теперь также прятался у дороги за кустами, но уже ближе к Маяку, фактически на расстоянии выстрела, а знающий человек легко бы понял, что один прицельный выстрел танка вон по той постройке, смог бы поразить весь координационный центр операции и похоронить нескольких бойцов на наших позициях. Пролетев мимо этой железной коробки и обматерив их, еще через пару минут я, даже не объезжая вокруг маяка по дороге, просто со всего лету влетел по ступенькам к главному входу, где уже стояли отступившие разведчики и наш командир.

– Ебать танкисты алкаши перепуганные! – паркуя автомобиль под стеной запыхавшись от адреналина выпалил я.

– Какие в пизду танкисты? Что опять танкисты? – раздался знакомый голос сзади, а я обернулся и увидел мужичка в очках, который еще накануне ковырялся с нашим единственным ВСУ-шным танком.

– Так, а там блять кто?! – в недоумении напали на него мы.

– Я ж не знаю, мы уже час ебемся завестись не можем! – как-то обиженно сказал этот простодушный мужик и пошел в сторону входа в Маяк, вытирая грязные от машинного масла руки о кусок ветоши.

Еще через мгновенье с крыши высунулся один из наблюдателей и прошипел:

– Пацаны! Танк! Триста метров по левому флангу!

У меня по спине пробежал холодный пот, когда я осознал, что с нами произошло, а сверху опять раздалось шипение охрипшего от холода наблюдателя:

– Он слепой походу! Пулемет без БК, основное орудие заклинено! Носится туда-сюда всех давит!

Видимо с наших позиций эту махину еще с утра знатно обработали из зенитки, что, конечно, не вывело его полностью из строя, но напрочь лишило оптического оборудования и вывело из строя пулемет. Что с башней было так и не понятно, то ли боекомплект закончился, то ли она так же была неисправна, но факт остается фактом – это нам спасло жизнь.

Видимо этот экипаж отбился от своей пехоты, когда смешались порядки, оставшись слепым и без прикрытия с дуру рванул по прямой, где мы его и встретили с Испанцем, думая, что это наш танк. Вы представляете, что творилось в голове у того танкиста?! Открываешь ты такой люк слепого танка, что бы осмотреться и понять как выбираться к своим, в этот момент просто подъезжает почти в притык пикап, из которого выбегает молодой парнишка, чем то размахивает над головой и бежит в твою сторону… Пулемет у тебя не работает, а по тому ты просто хлопаешь люком и жмешь на всех парах вперед, пытаясь спасти себя от отважного Азовца, бегущего к тебе на встречу с гранатой, как тебе кажется в тот момент… Так видимо и рождаются все эти истории, про отмороженных азовцев, которые сепары потом пересказывают друг другу…

Но вернемся на Маяк. Поняв, что танк вовсе не наш, а вполне себе вражеский, ко мне на встречу выбежал парень с позывным Вирус – молодой киевский парняга, обвешанный тубусами РПГ.

– Где танк?! – задыхаясь от волнения спросил он.

– Слева, метрах в трехста… – сказал ему кто из наших.

Вирус схватив еще нескольких своих ребят, начали готовить операцию по его уничтожению, прикидывая с какой стороны к нему лучше подойти, а плотность пулеметного огня все усиливалась, когда на территорию Маяка по ступенькам так же слетел еще один автомобиль, на котором приехал парень с позывным Морган, один из лучших ПТУР-щиков и СПГ-шников полка.

– У вас тут жарко? Танки жить мешают? – с юмором спросил он, выгружая со своими коллегами установку Фагот, СПГ и боекомплект из кузова их пикапа.

– Мы на крыше у вас расположимся, вы не против? – кинул он и ринулся через вход по ступенькам к нашему наблюдательному пункту…

<<Глава-27
>>Глава-29