ЕЛЕНА БОРОЗЕНЕЦ: МОЯ ГЕРОИНЯ – НОНСЕНС ТОГО ВРЕМЕНИ

Скоро на телеканале СТБ состоится премьера исторической саги «І будуть люди» по роману Анатолия Димарова, производства FILM.UA. Мы поговорили с одной из главных героинь Еленой Борозенец о сложностях работы в историческом проекте, необычном имени для дочери и конечно, карантине.

— Съемки закончились достаточно давно, но давайте вспомним, как Вы попали в проект? Легкий ли был кастинг?

— В декабре состоялась съемка моей финальной сцены на проекте. Производство «І будуть люди» длилось практически шесть месяцев. А кастинги в несколько этапов проходили актеры со всей Украины. Очевидно, летом 2019-го режиссеру и кастинг-директору пришлось не сладко… (Улыбается). Аркадий Непиталюк и Елена Шевчук увидели, наверняка, наиболее самобытных актеров из региональных и столичных театров. Насколько мне известно, достаточно сильные актрисы не обделили вниманием пробы персонажа Татьяны Светличной. Что касается меня, иллюзий о легком процессе утверждения на главную роль у меня не было.

Сложно преувеличить, если вспомню, насколько желанным этот проект был для всех, кто читал сценарий. В моем случае, утверждение на роль происходило в четыре этапа. Я вспоминаю детали, так как весь процесс кастинга на этот проект был достаточно нетривиальным. Целью режиссера и продюсеров было максимальное попадание в схожую органику персонажа и самого актера.

В начале, конечно же, было знакомство с режиссером и командой, первые эмоции и взгляд, оценка психофизики, собственной и героини. Затем еще три этапа, в том числе парные пробы, грим-костюм. Порядка месяца я жила в контексте Татьяны Светличной, и в результате меня утвердили на роль, и эта новость была действительно желанной.

— У Вас было ощущения, что пройдете пробы?

— Идеально в нашей профессии иметь холодный ум и умеренные ожидания. Сердцем – работаешь, а после проб уже смотришь дальше, и снова готовишься. Само собой, если проект захватывает, желание попасть на площадку усиливается. И это тонкая эмоциональная вещь (улыбается). Например, «І будуть люди» — уникальный проект и в сценарном контексте, и в масштабности событий в сериале.

— Ваша героиня достаточно сильная личность с характером. Есть ли схожие с Вами черты?

— После утверждения актеров, Аркадий собрал всех вместе на первую читку, и мы целый день говорили о собственных персонажах. Я пришла на эту встречу с горящим сердцем. Мне было что сказать о моей героине. У меня с ней, Татьяной Светличной, похожие взгляды в целом на жизнь. У меня уже есть крепкая семья и маленькая дочь. И я знаю, насколько непросто, даже сейчас, успешно совмещать высокий карьерный темп и удельное внимание родным. Что уж говорить про тридцатилетний период 1901-1932 годов, о котором идет речь в сериале. Это эпоха раскола общества и тотального страха. Все же моя героиня Таня выделяется собственными ценностями в контексте непростых реалий тех годов. Она – амбициозный человек с истинным желанием реализовать себя в профессии. Этот пример – нонсенс того времени. Громко думать о любви было самоубийством. Девушкам просто выбирали достойного кандидата на ее руку и сердце. Далее – замужество, дети, быт, двор. Вот и все.

Таня мечтала получить все и сразу одновременно: и замужество с любимым, и профессию — наконец-то стать учителем. Ее история о том, что нужно слышать себя и двигаться к собственным целям. Для меня этот персонаж — истинная любовь. Ведь я не устаю повторять, что реально абсолютно все, совмещать можно что-угодно, двигаясь неуклонно. Нельзя обесценивать свои настоящие мечты и желания.

— Вы бы могли выйти за нелюбимого человека замуж, как сделала Татьяна?

— Я бы никому не желала совместной жизни с нелюбимым человеком. Все же не забываем, что Таня жила в начале 20-го века. Сложное время влияло на уклад каждой семьи. Отец моей героини тяжело заболел. И в такой момент она попросту не допускала личных амбиций и чувств.  Давление витало всюду, Родители настаивали на благоразумии и взвешенности Татьяны в оценке кандидатов на ее руку. И Таня приняла свой самый большой страх как данность во благо родителям, обнуляя свои настоящие чувства.

— Наверное, такие исторические проекты – радость для актеров. Играешь в совершенно другой эпохе. Так ли было для вас?

— Исторический проект — был моей желанной целью. Вспоминаю очень забавную историю. Всю сознательную жизнь я носила длинные волосы. Я жила с убеждением, что подстричься — значит самоустраниться с исторических проектов.  До 2019-го я не проходила в подобные проекты, и, наконец, решилась подстричься. И здесь мои убеждения оказались абсолютным домыслом, ведь меня утвердили на роль с короткой стрижкой. Ну и что ж … В результате были съемочные дни, когда день проекта «І будуть люди» у меня начинался с заплетания кос, не моих (улыбается).

Художники по гриму, хвала их опыту, работали над моим образом 17-летней юной Тани и 35-летней взрослой женщины. Уверяю, результат получился максимально реалистичный. Менялась моя героиня, в сюжете пролетали года, менялись костюмы, грим. В рамках одного съемочного дня я могла быть и очень юной, и взрослой. Особенными были дни, когда мы снимали время Голодомора, грим был настолько реалистичным, что с легкостью можно было испугаться собственного отражения в зеркале. В Киевской области был построен новый хутор, который создавался с нуля максимально достоверно и точно, поскольку в ближайших регионах не нашлось подходящих объектов.

Множество сцен фильма были отсняты с одного дубля, для наибольшей реалистичности и живого восприятия. Счастье для актера, когда можешь отработать сцену от А до Я без перестановок и досъемов. Режиссер Аркадий Непиталюк и оператор Дмитрий Юриков сделали максимум для того, чтобы зритель чувствовал себя погруженным в эту историю.

— Сложно ли было играть в украинских костюмах? Холодно, жарко?

— Я не чувствовала сильного дискомфорта ни осенью, ни зимой. К тому же, костюмы изготовили из натуральных тканей. Сложно было работать в свадебном костюме, он был довольно многослойный — дань идентичности тому времени. Были сцены с этапом беременности моей героини. Вот тогда мне было действительно неудобно. На меня натягивали беременный живот и огромную накладную грудь.  Я называла эту «униформу» бронежилетом. Было очень жарко в этой конструкции.

Все костюмы отшивались или были настоящие?

— Не могу оценить количественно, но многое отшивалось. Были и настоящие сорочки, бусы… Художники по костюмам меня убьют, за то, что все называю бусами (смеется). Ведь у каждого аксессуара было четкое название. Было ожерелье, которое одевалось только на свадьбу, в разных цветовых решениях — для замужней, незамужней девушки. Каждый аксессуар хранился в отдельной коробочке, все камни были настоящими. А самый дорогой образ моей героини был сделан для свадебной сцены.

Читали книгу Анатолия Димарова «І будуть люди», по которой создан сериал?

— В этом вопросе даже заложен мой давний план… Я изначально хотела прочитать этот роман после выхода сериала на экраны. К слову, саму книгу довольно сложно найти. Не было свежих переизданий. Возможно сериал посодействует этому.

С чем были связаны самые большие сложности?

— Группа и проект были потрясающими. «І будуть люди» — труд большой команды. Аркадий Непиталюк и оператор фильма Дмитрий Юриков оператор фильма проявили себя максимально стойкими людьми. Ни разу за полгода я не слышала, чтобы на площадке общались с надрывом. Были нюансы с погодными условиями — дождь, холод, мои прыжки в холодную воду… Но это все опыт. При любых вводных, от актерской работы получаешь кайф.

То есть, с партнерами по площадке сразу нашли общий язык?

— Все актеры проекта будто бы ожили со строк сценария. Аркадий неустанно просил каждого из нас не играть. Просто быть собой. (Улыбается)

О чем этот сериал лично для Вас?

— Этот проект — история нашего народа, в которой широко заявлена непростая жизнь украинского села. Но лично для меня «І будуть люди» —  про любовь. Я приняла себя собирательным образом женщины из украинского села, которой необходимо совмещать в себе жену, помощницу и мать.

Вы учились на факультете режиссуры. Работали по специальности или сразу решили быть в кадре? 

— Если честно, раньше я стеснялась заявлять громко свои намерения (улыбается). Я была не уверена в своей профессиональной идентификации и затруднялась с ответом: режиссер я или актриса? А сейчас с уверенностью могу говорить, что я актриса с режиссерским опытом и образованием.

Я всегда хотела в кадр, но выбрала закончить режиссерский факультет, чтобы получить максимально обширные знания. Режиссеров учат навыкам работы по обе стороны экрана. На первых курсах обучения я уже работала на площадках, занимая все возможные позиции: хлопушкой, вторым режиссером, режиссером монтажа, ассистентом по актерам, вторым режиссером площадки и планированием. И это не все. Я пробовала работать и учиться, но параллельно уже начинала проявляться как актриса на площадке. В какой-то момент я приняла, что пойду исключительно по актерскому пути. Ведь людям сложно оценить тебя, когда ты делаешь все подряд. Нужно максимально четко понимать свой профиль и корректно позиционировать себя. Десять лет тому назад я стеснялась называть себя актрисой. Мне казалось, что без актерского образования профильные люди поймут меня неправильно. Сейчас я понимаю, что мой режиссерский опыт – огромный бонус, поскольку я знаю достаточно много о том, как делать кино.

К тому же, я самая не капризная актриса. Могу на площадке делать какую-то работу и за других, хотя это считается неправильным. Просто знаю каково оно, каждому на площадке, и внутренне уважаю все департаменты. Мне несложно поменять рядом легкий реквизит или надеть юбку. Не вижу в этом никаких проблем.

— Часто на площадке предлагаете что-то с режиссерской точки зрения?

— Никогда не включаю в себе режиссера. У меня всегда есть свое мнение и это нормально. И оно часто остается при мне. Я могу предложить к обсуждению какие-то вещи, тонко. Но на площадке режиссер может быть только один. Я пользуюсь инструментами и знаниями, но кайфую от своей работы и получаю удовольствие от выполнения задач, которые продумал режиссер.

— Еще Вы работаете как актриса дубляжа. Как пришли к этому?

— Я начала заниматься дубляжом в 2009 году. Спасибо Вселенной, я оказалась на лучших студиях – Le Doyen, Postmodern. Начинала с массовки, как обычно и бывает, позже появились эпизоды. Со временем начали предлагать главные роли. Вообще это моя отдушина и любовь. Там есть возможность прикоснуться к топовым, самым кассовым голливудским фильмам, и сыграть главную роль. Ты проживаешь с актрисой те же эмоции. Это полноценный актерский труд. В дубляже необходимо максимально точно передать оригинальный контекст, который закладывал создатель фильма. Режиссеры дубляжа часто усиливают эпизоды национальными вещами, которые близки украинскому зрителю, это заметно уже на этапе адаптированного скрипта. Но ключевые утверждения по проекту происходят не в Украине, а на Западе.

Например, мой голос закреплен за голливудской актрисой Лили Джеймс. Первый мой фильм с ней – «Золушка». И все последующие премьеры с ее участием дублировала я. У меня было достаточно много ярких ролей в кассовых фильмах и мультипликации. Из последнего — новый «Спанч Боб», он должен появиться  после открытия кинотеатров – в этом мультфильме за мной закреплена Белка.

— У вас есть дочь Лали. Почему выбрали такое необычное имя?  

— Расскажу историю вкратце. У меня есть три стандартных ответа на вопросы, которые возникают, когда люди узнают, что мою дочь зовут Лали. Это полное имя? Да. Это не наше имя? Нет, грузинское. У тебя муж грузин? Нет, муж украинец.

Еще до беременности, мы с мужем улетели отдыхать на Кипр, где волшебным образом попали на дикий и невероятно красивый пляж, как в романтических фильмах. А на горе стоял домашний ресторанчик. Мы зашли туда и увидели потрясающей красоты женщину. Она оказалась хозяйкой заведения. Ее звали Лали, и она была грузинка. Когда мы с мужем услышали ее имя, в тот же момент друг на друга посмотрели и решили: если у нас будет дочь, то с именем Лали. Нам очень запало и имя, и история любви, которую рассказала эта прекрасная женщина.

Через два года после этой истории у нас родилась дочь. Без лишних мы знали, что она — Лали. В переводе с грузинского – тюльпан или рубин.

А когда мы приехали в Тбилиси, Лали была как своя. Она была нашим проходным билетиком везде, как только грузины слышали ее имя (смеется). Так что можно спокойно ехать в Грузию или Турцию, где это имя является национальным.

— Как прошел Ваш карантин? 

— Если честно, очень непросто (смеется). Дети – цветы жизни, но на карантине эти цветы проявляют себя по-разному. Когда ты заперт в четырех стенах, а все садики закрыты, становится немного сложно. Все мамы меня поймут. Ребенок целые сутки с тобой на шее и у него столько энергии, которая никуда не уходит.

Чтобы совсем не сойти с ума, я совмещала быт с развитием. Участвовала в актерском марафоне, который делала украинский кастинг-директор Алла Самойленко.

И еще спасибо карантину, мы с мужем оборудовали профессиональный уголок для моих самопроб. Создали все условия, чтобы было комфортно писать дома: покрасили стены в темно-серый цвет, повесили световые приборы.

Так что успела сделать много профессиональных вещей, которые постоянно откладывала. Но вообще я ждала день, когда откроют детский сад и мой цветок жизни туда пойдет (смеется).