Головна Інтерв'ю "Азов" 2022

Екатерина Прокопенко: Я знаю, что в «Азове» служат азербайджанцы. Но кто из них остался в живых? – ИНТЕРВЬЮ

Наир Алиев | Media.az

В России некоторое время назад отрапортовали президенту Владимиру Путину о том, что украинский город Мариуполь взят. Однако сопротивление там продолжается. Полк «Азов» держит круговую оборону на металлургическом комбинате «Азовсталь», который стал настоящей крепостью.

Подразделение продолжает сопротивление, нанося урон противнику, но и несет большие потери. Сообщалось уже о большом количестве раненых, которые не получают необходимой медицинской помощи. Однако российская сторона закрыла гуманитарные коридоры для украинских военных.

Oxu.Az побеседовал с Екатериной Прокопенко, супругой командира полка Национальной гвардии «Азов», героя Украины Дениса Прокопенко (позывной Редис).

– Вы поддерживаете связь с супругом, какова ситуация на «Азовстали»?

– Ситуация ужасающая. Идет непрерывный штурм, бомбежки. Сбрасывают фугасные бомбы, которые могут пробивать бункеры, многие из которых уже были разрушены. Много погибших, их число подсчитать невозможно. Территория «Азовстали» полностью окружена противником, который занял высотные позиции. Если группа людей выходит, чтобы разобрать завалы, не имея даже спецтехники, сразу происходит обстрел.

Вся территория покрыта огромными воронками от бомб. Недавно огромная бомба, вроде бы ФАБ-3000, попала в госпиталь, где находились многие наши раненые. Они выживали на маленьком количестве медикаментов, без нормальных операционных блоков, обезболивающих, антибиотиков, анестезии. Да что говорить, если уже бинтов не хватает, просто грязными тряпками перематывают раны.

На «Азовсталь» невозможно доставить еду, воду. Остались какие-то минимальные запасы, которые исчезают в результате бомбардировок бункеров. Люди находятся в аду, каждый день очень много смертей в результате обстрелов из всех видов оружия, раненые солдаты погибают от гангрены. Очень тяжело об этом узнавать.

Мой муж, конечно же, никакую секретную информацию мне не рассказывает. Он командир, и всегда очень строго и даже сухо отвечает. Спрашиваю у него: «Какая ситуация?». Он отвечает: «Штурмуют», «держимся», «сейчас все тяжело». Но я понимаю, что там происходит.

Этот ужас нельзя остановить, ведь Россия блокирует все запросы по эвакуации раненых. Не удается и тела погибших вывезти. Нашим военным важно забрать с поле боя тела убитых товарищей. Иногда, после попадания снаряда и тела не остается, но какую-то частичку забрать – это очень важно. С начала войны все останки погибших воинов хранятся, а прошло уже более двух месяцев. Это дополнительная трагедия для семей – не увидеть, не попрощаться, не положить в землю.

Останки не похоронят с воинскими почестями, которые по праву полагаются. Есть и религиозные обряды, которые не получается совершить. А в «Азове» служат и христиане, и мусульмане.

– На некоторых новостных ресурсах сообщалось, что на «Азовстали» свыше 600 раненых, а еще несколько сот военнослужащих погибли. Гуманитарные коридоры открываются только для гражданских лиц. Почему, на ваш взгляд, российские военные препятствуют эвакуации раненых украинских солдат?

– Российская сторона хочет либо всех получить в плен, либо убить. У них нет понимания воинской чести. Они живут в своем мире, это кровопийцы, сатанисты. Во время Первой и Второй мировых войн объявлялось время, когда кого-то можно было вынести с поля боя. А что сейчас? У меня просто нет слов, чтобы описать происходящее.

Россия уже нарушила все пункты Женевской конвенции. Какие рычаги надо найти, чтобы раненых могли вывезти из «Азовстали»? Не Украина на кого-то напала, напали на нас. Но мы относимся к нашему врагу уважительно, по-людски. Пленных не унижают, они содержатся в хороших условиях.

– Очень важный вопрос. Звучат обвинения в том, что полк «Азов» удерживал гражданских лиц, прикрывался ими…

– Территория «Азовстали» – была самым защищенным местом на тот момент, когда туда стали приходить жители Мариуполя. Дома разрушались, нормальных бомбоубежищ нет. А на «Азовстали» после Второй мировой войны были оборудованы хорошие подземные бункеры. Кроме того, люди знали, что «Азов» их не обидит, и они пришли на завод. И, по большому счету, куда идти, если весь город разрушен? Только на «Азовсталь», где были бункеры, помощь и безопасность.

– А гражданские лица остаются сейчас на «Азовстали»? Была новость о том, что всех мирных жителей уже эвакуировали, потом появилась информация, что кто-то еще остался…

– Мне сложно сказать, я у мужа не спросила об этом. Но, как мне кажется, гражданские лица там еще остаются. Я спрошу у него, как только он выйдет на связь. Проблема еще и в том, что гражданские были не только на одной точке. Они находились в разных бункерах на территории всего завода. Многие могут оставаться под завалами.

– В полку «Азов» служат азербайджанцы-граждане Украины? Вы упоминали про мусульман в «Азове».

– Да, еще до войны я знала, что в «Азове» служат мусульмане – азербайджанцы, крымские татары. Есть и грузины, и евреи, и русские. Кто из них сейчас остался в живых? Я не знаю. Многие погибли, а кто-то до сих пор под завалами.

Наир Алиев

Media.az

<<Із блокадного Маріуполя. Історії бійця @diplomat4308 з полку «АЗОВ». № 134
>>На території комбінату “Азовсталь” у Маріуполі досі перебуває більше сотні цивільних