14 ноября в столичном Национальном дворце искусств «Украина» состоится творческий вечер композитора, народного артиста Украины, ректора Киевского института музыки им. Р. Глиэра Александра Злотника. За несколько дней до концерта специально для читателей «TV-Парка» я взяла интервью у этого гениального музыканта и очень приятного человека.

— Александр Иосифович, в чем особенность этого концерта?

— Будет большое шоу, выступят исполнители, с которыми я уже многие десятилетия работаю – наши народные артисты, танцевальные коллективы, хоры, молодежь. Будут премьеры новых песен, а также прозвучат песни, которые уже знают и любят наши слушатели. В моих концертах всегда принимают участие дети. Это мне, еще когда я был молодым, порекомендовал Леонид Утесов: «Саша, у тебя будет много авторских концертов, так вот запомни: в них всегда должны петь дети, это обречено на успех!» Вот я всегда его совета и придерживаюсь (смеется). Из Львова приедет детский вокальный коллектив, с которым я сотрудничаю уже более десяти лет. В его репертуаре около тридцати моих песен, и он гастролирует по всему миру. Будут и киевские талантливые детки. Выступит глиэровский ансамбль скрипачей и замечательные студенты-вокалисты. Будет ансамбль песни и танца Вооруженных сил Украины под руководством Дмитрия Антонюка, хор имени Веревки. Концерт будет разнообразный и по наполнению, и по содержанию. Будет и гражданская лирика, и веселые развлекательные песни. Приедет Светлана Портнянская из Америки. Она будет петь одну уже известную песню на русском и новую – на украинском языке.

— Как Вы отбираете исполнителей на концерт? Наверняка ведь огромное количество желающих.

— Очень много. Это всегда большая головная боль. Потому что у многих исполнителей есть мои песни. У меня уже более трех тысяч песен – можете представить.

— Ого!

— Да, поэтому и очень много желающих. Конечно, я в первую очередь отдаю предпочтение тем людям, с которыми шел по жизни, начинал буквально с первых шагов, хочу, чтобы они были рядышком. Но, конечно же, концерт не может быть без талантливой молодежи.

— У Вас такое огромное количество песен – не проходит ни дня без строчки?

По-разному бывает. Бывает, что просто нет возможности писать из-за загрузки – все-таки я ректор института. А бывает так, что рождается и по две песни в день. Помню, в 2003 году был заказ на проект «Музика рідного дому», так я за два месяца написал более 60 песен! Мало того, я все это записал, издал нотный сборник и три CD. Правда, потом я путал двери с окном – шел на выход в окно (смеется).

— А на какой волне Вам легче пишется – когда все хорошо или когда все плохо?

— Когда все хорошо. Возле меня все должно быть хорошо, особенно в семье.

— 14-го ноября концерт, а 15-го у Вас юбилей! Два таких грандиозных события рядом – не тяжело будет?

— Для начала хочу, чтобы мой день рождения не довлел надо мной, чтобы я не отвлекался и мог посвятить себя полностью концерту, а вот уже 15-го буду принимать поздравления. В институте буду рад видеть своих друзей, коллег, кто захочет – придет и поздравит, а потом будет продолжение — уже в тесном кругу. Два тяжелых дня (смеется). А перед этим я еще улетаю в Китай, и проведу там достаточно тяжелых 10 дней – с перелетами, переездами…

— А что у Вас будет в Китае?

— Буду подписывать договора о сотрудничестве с их институтами искусств — это нужно для нашей страны, для наших ВУЗов. Там меня в одном из университетов выбрали почетным профессором.

— У Вас есть песня с интересной историей?

— Да, например, песня «Чуєш, мамо» на стихи Михаила Ткача, первым исполнителем которой был Назарий Яремчук. Он очень хотел песню о маме – его мама рано умерла. Даже поначалу сам написал слова. Припев у меня родился сразу же. А вот запев — такой, чтобы был равнозначный припеву, – ну никак! И он мне предложил приехать к нему в Черновцы, сходить на рыбалку, грибы пособирать. Сказал: «Увидишь – сразу же напишешь!» Мы с ним три дня погуляли…

— Точнее, вдохновились…

— Да! Потом я сел в поезд, и тут же ко мне пришел этот запев. А потом, на мой взгляд, была одна из лучших оценок этой песни. У них в селе под Вижницей жил один старый человек, местный мудрец. Ему было за 90, и к нему все ходили советоваться. Когда умирал, попросил, чтобы исполнили его последнее желание — спели песню «Чуєш, мамо». Ему спели, и он отошел.

— В Вашем творчестве что-то мистическое было?

— Творчество — это вообще наполовину мистика. Например, мне невероятно нравится «Мастер и Маргарита». Но я боюсь писать на эту тему (смеется). Много было всяких историй. А я представляю, какая это может быть фантастическая опера или мюзикл!

— Над чем Вам интереснее работать – над песнями или крупными произведениями?

— Самый быстрый путь к слушателю, естественно, это песня. Но мне интересней работать над крупными формами. У меня есть и симфоническое произведение, и хоровые, есть мюзиклы – уже 18-й будет. Есть музыка к кино. Мне все интересно! Есть и популярная музыка, и академическая. Правда, если вхожу в академический жанр, в серьезную музыку, то мне надо перестроиться на эту волну, приходится 2-3 дня себя к этому готовить. Была опера-дума «Слепой» по Шевченко. Сейчас впервые в истории Одесского академического театра музыкальной комедии имени Михаила Водяного ставят мюзикл на украинском языке. Детский. В декабре будет премьера.

— А как называется?

— «Країна ґудзиків». Очень интересный сюжет. Стихи написал Александр Вратарев по пьесе Ланы Ра. В работе сейчас у меня еще два мюзикла. А песни пишутся практически каждый день.

— Вы много работаете с молодежью, она оказывает влияние на Ваше творчество?

— Конечно! Это энергетика. Мне приходится так или иначе слушать современную музыку, стараться разобраться, почему им это нравится. Музыка все время меняется, и есть понятие «мода» — модные звуки, аранжировки. Я сторонник того, что главное – это мелодия. А аранжировка – это уже одежда, которая может меняться. Если мелодия настоящая, душевная, она остается надолго. Ее просто переаранжировывают, переодевают. И такие песни потом становятся песенной классикой. Такие, как произведения Поклада, Билаша, Майбороды, Шамо. То есть, это тот репертуар, который уже входит в историю украинской песенной культуры.

— Ваша дочь София видит себя в музыке, или у нее другие планы на жизнь?

— О! София! (Улыбнулся, было видно, что тема приятная, есть чем гордиться – Н.К.) Она сперва поступила ко мне в колледж, полгода проучилась — на отличные оценки. А потом вдруг говорит: «Папа, я от тебя ухожу». Как оказалось, когда она закрывала концерт в филармонии (это действительно был очень хороший номер, который у нее он получался лучше всех), услышала беседу двух мальчиков. «А кто закрывает концерт?» «Соня Злотник». «А, ну понятно, дочь ректора!» Такого слушать она больше не хотела и ушла, вернулась в свою 25-ю школу. Потом сдала ЗНО, подала документы еще и ко мне, по баллам прошла и поступила в Университет Шевченко на факультет журналистики и на ИНЯЗ, на английский. Она пишет стихи на английском, знает его в совершенстве. Она пишет и музыку, песни, которые уже звучат и за рубежом. Но это совершенно другая музыка. У нее свое лицо.

— То есть, в принципе, скоро уже можно будет организовывать и ее творческий вечер?

— Ну да! Она будет петь у меня на концерте, и это единственный человек, которому я позволил исполнять не мою, а свою музыку. Чтобы показать, что есть у меня продолжение. Будет петь, насколько я знаю, на английском языке.

— Если бы Вы были министром культуры, с чего бы начали реорганизацию?

— Почему сразу реорганизацию? Понимаете, если мы говорим о музыкальной культуре, то нам есть чем гордиться. Музыкальное образование, которое дают у нас в стране – одно из лучших в мире. Оно держится на великолепных традициях, которые были созданы талантливыми педагогами. Мы до сих пор держим пропорцию – 3,5 студента на одного педагога. Воспитание музыканта – это «ручная работа». Это масса индивидуальных занятий, где 1 студент и 2 педагога. То есть, если это скрипач, то сидит концертмейстер и педагог по скрипке, по специальности. И многие предметы так проходят. Нам надо сохранить все то лучшее, что у нас есть, — это главная задача. Не дать разрушить, поломать. И в то же время, естественно, быть в тренде современной мировой культуры. У нас все для этого есть, только не хватает материальной базы. Знаете, как «нафаршированы» западные институты музыки, университеты! И не только западные – тот же Китай, Япония. Но для этого в стране должна быть развитая экономика. Хотя, могу сказать, что наш институт все время только приобретал. Мы практически ничего не потеряли. У нас есть поддержка в лице директора департамента культуры Киева Дианы Поповой, а также министра культуры Евгения Нищука. У нас невероятное количество лауреатов международных конкурсов. Только за 2018 год уже более 200! Из них большая часть – гран-при и первые места. Не знаю, какой еще ВУЗ дает такой результат. Это брендовое учебное заведение, которое знают за рубежом. Масса наших учеников работает за границей. Кстати, лучший пианист ХХ столетия Владимир Горовиц – наш выпускник.

— Что за последнее время Вас удивило?

— Я был на 75-летии хора имени Веревки – это коллектив высочайшего класса. Меня впечатлил профессионализм этого коллектива, великолепная работа хормейстера, режиссерская работа, восхитительная хореография, очень высокого уровня музыканты. Это та традиция, которая представляет Украину, так сказать, коренным образом. Естественно, у нас есть и современная музыка, исполнители, которыми можно гордиться, но это другое. Это разные субкультуры, которые не должны существовать одна за счет другой. Все должно быть распределено равномерно, нельзя воевать и оспаривать, кто главнее, все должно быть «до кольору, до вибору». Потому что люди разных возрастов и предпочтений должны услышать свои любимые песни. И должно иметь место музыкальное воспитание, должна быть основа. В детских садиках, в общеобразовательных школах, где должна закладываться эта основа, все меньше и меньше уроков пения, музыки. Идеальной была царская гимназия. Она давала самое лучшее среднее образование, которое было в истории человечества. Это не мои слова, это признание японских ученых, которые исследовали эту тему. Там при большой загрузке все везде успевали: были и 4 иностранных языка, и танцкласс, и слово божье, и музыка. Выходили образованные, грамотные интеллигентные люди, имеющие колоссальный запас знаний. Естественно, сейчас нововведения, интернет, сейчас люди перестают писать, все только печатается. Уже нет слова «каллиграфия». Но есть основы, от которых отходить нежелательно.

— То есть, в принципе, если бы Вы были министром культуры, взяли бы за основу царскую гимназию?

— Я бы взял за основу воспитание ребенка. Если мы говорим об украинском языке, то это надо культивировать с пеленок. И формировать надо исключительно уровнем, качеством произведений, если мы говорим об искусстве. Чтобы они были лучшие! Чтобы людям было интересно читать, смотреть, слушать именно украинское. Не потому, что это просто украинское, а потому, что лучшее!

Наталья КРЯЖ

P.S. Творческий вечер маэстро организовывает Национальный дворец искусств «Украина». Генеральный директор главной концертной площадки страны Роман Недзельский ставит в приоритет работу с легендарными фигурами украинской культуры и популяризирует их творчество.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here